Rambler's Top100

Штурманская книжка.RU

Перейти на домашнюю страницу Написать письмо автору Перейти на Narod.ru
Новости | Архив новостей
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>> | <<Раздел 4>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>>
Штурманская служба Тихоокеанского флота

Библиотека штурмана

О ДРУЖБЕ БОЛЬШОЙ…

  «Многое можно вспомнить за прошлые годы, - написал В.Надточий . – Службу пройти, как и «жизнь прожить – не поле перейти». По-разному у каждого из нас - однокашников сложилась служба, трудовая деятельность. У каждого своя судьба, свои воспоминания, своя жизненная дорога. Но нас всегда объединяло, и будет объединять одно: юные курсантские годы, проведенные в стенах и на плацу ТОВВМУ им. С.О. Макарова, служба в ВМФ, на ТОФ».

Ученые доказали, что самочувствие человека в обществе, его социальный комфорт определяются тремя факторами. На 20% - качеством окружающей среды. Для нас этот фактор был самый благоприятный. Училище – на берегу Амурского залива, обдувается животворными океанскими ветрами. Служба в приморских гарнизонах и на кораблях в море – курортный климат. На 30% - наследственными, генетически передаваемыми признаками. Это уж кому как повезет. Но в целом в училище все пришли со здоровой наследственностью, иначе бы не приняли. Остальные 50%: воспитание, влияние социума, образ жизни, особенности характера, отношение к миру, людям и самому себе.

Таким образом, условия для формирования здорового нравственно и физически, развитого интеллектуально и профессионально морского офицера были налицо.

Решающим показателем для определения уровня зрелости отношений в коллективе, степени его сплоченности является прочность личностных взаимоотношений. Выявить такой показатель можно, исследовав предпочтительность личностных выборов членов коллектива по отношению к своим товарищам. Для того чтобы получить необходимый результат, участникам опроса было предложено ответить на вопрос «Когда ты вспоминаешь или рассказываешь о годах, проведенных в училище, кого из однокашников ты вспоминаешь (желательно назвать несколько фамилий)?»

При этом предполагалось, что человек, делающий выбор, остановится на личности, с которой его отношения имели прочный дружественный, более того, доверительный характер. Подтверждением этого должна была служить дифференциация ожидаемых ответов: вспоминаю всегда; вспоминаю, прежде всего; вспоминаю чаще других; другой ответ, т.е. воспоминание по любому другому основанию без возможного личностного предпочтения. Предполагалось также, что при таком подходе случайный человек, тем более, тот, кто не вызывал хотя бы личной симпатии, не будет назван. Таким образом, не давая прямой установки на то, по каким основаниям следует делать выбор, удалось, на наш взгляд, выявить препочтительность в личных взаимоотношениях наших товарищей. Разумеется, не всегда эти отношения носили ярко выраженный дружественный характер, но однозначно можно утверждать, что с таким человеком сделавший выбор, как говорится, «пошел бы в разведку». Точнее, он с ним либо дружил, либо хотел или мог дружить, т.е. его выбор носит четко выраженный личностной характер. Показательна и частотность выбора конкретной личности, что свидетельствует, выражаясь современным языком, о высоком рейтинге нашего товарища в коллективе.

Но предварить этот материал хотелось бы результатами ответов на другой вопрос анкеты. Можно полагать, что каждый самостоятельно оценит эти результаты и даст им определенную трактовку.

Таблица 6

Дело прошлое, но если честно, был ли среди нас такой человек, с которым и сейчас тебе не хотелось бы встретиться:

Содержание
ответов

Факультеты

Всего: к-во / %

 
Штур.
Артил.
М.-тор.
 

Нет, таких среди нас не было

11/45,83%

12/54,55%

14/53,85%

37 /51,39%

Не стоит об этом вспоминать: мы уже совершенно другие люди

1/4,16%

1/4,55%

2/7,69%

4 /5,55%

Хотел бы этот вопрос оставить без ответа

 

1/4,55%

1/3/85%

2 /2,77%

Другое:

 

 

1/3/85%

1 /1,39%

Итого:

12 /50,0%

13 /59,09%

18 /69,23%

43 /59,72%

Только один человек ответил коротко и однозначно: «Да», не воспользовавшись предлагаемыми вариантами ответов. Очевидно, у него были достаточные основания, чтобы дать такой четкий ответ.

А Лесненко Г.М. использовал возможность дать любой другой ответ следующим образом: Неприязни ни к одному нашему выпускнику я не питал никогда. Хотя Миша Иванцов у меня не выходит из памяти. Мы с ним находились в контрах с первого дня Миноноски. Но и сейчас я хотел бы с ним встретиться, поговорить, узнать о нем, рассказать о себе. По-человечески я его понимаю: хотелось ему в то время казаться более значительным. Это со временем должно было пройти. А так, дай Бог всем крепкого здоровья, счастья и удачи. Рад буду встретиться с любым нашим однокашником.

Разумеется, по анкетам можно установить, кто какой выбор сделал, но для нас важно не это. Важно, что практически все участники опроса ответили на этот вопрос, а некоторые дали и дифференцированные ответы, т.е. сами для себя определили приоритеты среди своих товарищей. Поэтому и получилось, что в итоге ответили 115,27% опрошенных (83 ответа) при наличии 72 анкет. Ожидалось, что ответ будет дан только по одной градации, но товарищи пошли дальше, за что им большое спасибо. Примечательно еще и то, что эти предпочтения в отношениях друг с другом были подтверждены через 42-45 лет. Значит, они действительно имели прочный характер.

Итак, всего было получено ответов:

Таблица 7 

Содержание
ответов

Факультеты

Всего: к-во / %

 
Штур.
Артил.
М.-тор.
 

Всегда

7/29,17%

10/45,45%

15 /57,69%

32 /44,44%

Прежде всего

4 /16,66%

5/22,73%

11 /42,31%

20 /27,77%

Чаще, чем других

4 /16,66%

6 /27,27%

10 /38,46%

20 /27,77%

Другие:

5 /20,83%

2 /9,09%

5 /18,23%

12 /16,66%

Итого:

20 /83,33%

22 /100,0%

41 /157,7%

83 /115,3%

Штурмана в своих ответах сделали 58 выборов , но персонально назвали 31 человека , в том числе 4 человека с других факультетов. Последних можно здесь назвать: Бородин А., Мухтасипов А. (Кондратенко), Плескачев А., Романов Ю. Наиболее высокий рейтинг, по частотности выбора: Корнеев А.С. и Максименко Ю.С. (4); Лойко А.Н., Попов В.М., Шаповалов Г.В., Шелковенко А.П. (3) . При этом надо учитывать, что эти данные получены только на основании ответов 20 человек. Но интересно, что выбрали они 31 человека, т.е. дружеские отношения носили далеко не парный характер. Следовательно, отношения дружбы и товарищества среди штурманов были достаточно развиты и выходили за пределы своего коллектива.

Кроме того, некоторые отошли от персонального выбора и ответили, что они вспоминают всегда или прежде всего: «Свой класс»; «Очень многих, в зависимости от повода и темы»; «Тех, кто был зачислен в училище 20.07.54 г.». Это еще одно свидетельство достаточно зрелой нравственной атмосферы в коллективе.

Более подробную информацию можно получить в Таблице 4 Приложения 2 .

Артиллеристы , произвели 67 выборов, на которые приходится 34 человека, в том числе 8 человек с других факультетов. В числе представителей других факультетов названы: Амирян В.А., Барсуков И.И., Галкин А.М., Карпенко И., Молчанов С.А., Прокофьев Л.П., Шаповалов Г.В., Шкурко В.Ф. (Валентинов) . Это свидетельствует об отсутствии локальной ограниченности дружеских связей только рамками своего коллектива.

Высокой частотностью выбора отмечены: Устинов В.Г. (5); Довбыш А.К., Дьяченко В., Кузнецов В.Ф., Кузьмин Н. (4); Грекулов Г., Кайгородов Б., Мухтасипов А. (Кондратенко), Плескачев А.П. (3) . Здесь также есть ответы, свидетельствующие о достаточно высокой оценке развитости и зрелости отношений внутри коллектива: «В общем, всех поровну любил, уважал»; чаще, чем других «Вспоминаю своих близких друзей»; «До сих пор всех вспоминаю, пишу книгу».

Подробная информация содержится в Таблице 5 Приложения 2 .

У минеров эти показатели составили: на 112 выборов пришлось 47 человек. Из них 5 человек с других факультетов : Корнеев А.С., Лойко А.Н., Максименко Ю.С., Захаров А.В., Туробов Ю.Н. Для минеров характерна более высокая частотность выборов отдельных однокашников, очевидно, их рейтинг в коллективе был и остался достаточно высоким : Казак В.В. (14); Амирян В.А. (10); Молчанов С.А. (9); Барсуков И.И. (7); Васин В.Г., Георгадзе В.К., Карпенко И. (4); Воронов В.Г., Галкин А.М., Никифоров Н.И., Ротин В.А., Шилов В.Е., Яровой В. (3). Вместе с тем, для минеров характерно незначительное количество выборов на других факультетах.

Что касается коллективистской ориентированности в отношениях, то для минеров характерны такие ответы: чаще всего вспоминают «Всех», «Ребят второго взвода», «Одноклассников», «Многих, по крайней мере, фамилии помню всех практически».

Конкретные фамилии и другие показатели можно установить, обратившись к Таблице 6 Приложения 2.

Анализ данных основной Таблицы 7 и Таблиц 4-6 Приложения 2 позволяет определить обобщенные показатели развития отношений между курсантами и внутри коллективов в целом:

Таблица 8

Показатели

Расчетные данные по факультетам

 
Штурмана
Артил-сты
Минеры

Количество поступивших ответов

20

22

26

Количество выборов на одну анкету

2,9

3,05

4,31

Количество названных человек на 1 анкету

1,55

1,55

1,81

Количество названных человек с высокой частотностью (3 и более выборов)

6

10

13

% высокой частотности от числа названных пофамильно

19,35

29,4

27,66

Среднее количество выборов на 1 человека с высокой частотностью

3,33

3,30

5,38

Как показывают расчеты, приведенные в Таблице 8, практически все, приславшие ответы, отнеслись весьма заинтересованно к этому вопросу. Следовательно, уровень развития и зрелости отношений в наших курсантских коллективах на утратили для них значимости даже спустя более 40 лет. Отсюда, без опасения ошибиться, можно предположить, что в те годы эта проблема для каждого из нас была еще более значима. Наличие коллективистского духа и настроя в курсантской среде подтверждают и другие показатели. Так, штурмана назвали фамилии 31 человека, которых они вспоминают при обращении к курсантским годам. Причем, одна и та же фамилия нередко упоминалась применительно к разным ситуациям в одной анкете, а также другими товарищами в своих анкетах. Отсюда необходимость выделять такие показатели, как: а) количество выборов, т.е. общее количество названных фамилий, в том числе и неоднократно; б) количество названных человек, т.е. учитывается только один раз названная фамилия, хотя она может быть упомянута в одной анкете несколько раз и названа также в ответах других товарищей. Отсюда и появляются такие цифры, штурмана сделали 58 выборов, но они соответствуют пофамильно только 31 человеку; соответственно, артиллеристы 67 и 34; минеры 112 и 47. Это заставило ввести такой расчетный показатель, как частотность выбора конкретного человека, т.е. сколько раз во всех ответах и во всех анкетах назван тот или иной человек.

Такой подход дает возможность оценить уровень развития коллективизма и многообразие личностных контактов, как в коллективе роты, так и за ее пределами. Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что штурманский факультет окончили 38 человек, штурмана до сих пор считают своими друзьями 31 из них, у артиллеристов это соотношение составило 46 и 34, у минеров – 50 и 47. При этом обязательно надо учитывать, что эти данные не абсолютны: обрабатывались только материалы анкетирования. Но можно смело утверждать, что этого достаточно, чтобы сделать вывод: если бы была возможность получить ответы от 100% выпускников, то итоговый результат существенных отличий не имел бы, во всяком случае, – в худшую сторону. Кроме того, необходимо иметь ввиду и то, что в некоторых анкетах ответов на этот вопрос не было по указанным во введении причинам.

Можно также утверждать, что система личностных взаимоотношений дружеского характера была более развита у минеров: 4,31 выбора на один ответ, в то время как у артиллеристов этот показатель составляет 3,05, а у штурманов – 2,9.

Полученные данные позволяют также высказать предположения о возможных ориентациях в развитии процессов общения в коллективах. Так, показатель частотности выборов может свидетельствовать, что отдельные курсанты находились в зоне интенсивного общения со многими другими, т.к. они чаще других упоминаются при ответах. Во всяком случае, им отдается предпочтение в личностной ориентации воспоминаний по сравнению с другими. Таких узловых фигур общения было названо среди штурманов 6 человек, что составляет 19,39% из всех названных пофамильно, у артиллеристов 10 человек - 29,4%, у минеров - 13 человек - 27,66%.

И еще один важный и интересный показатель: «вес» или рейтинг товарищей, у которых частотность выбора составила 3 и более. Так, среди представителей штурманов этот показатель составил 3,33, среди артиллеристов - 3,3, и среди минеров - 5,38. Без риска серьезно ошибиться, можно предположить, что именно эти наши товарищи были достаточно авторитетными и уважаемыми в своих коллективах, хотя для кого-то это могло быть и не так. В пользу такого заключения свидетельствует и тот факт, что большинство из этих товарищей представлены в перечне тех фамилий, которые были названы при ответе на вопрос «Кто, на твой взгляд, оказал серьезное непосредственное и опосредованное влияние на тебя за годы пребывания в училище?» :

Таблица 9

 

Факультет

Фамилия И.О.

Штурманский

Плескачев А.П. , Тумма В.В.

Артиллерийский Довбыш А.К., Дьяченко В.В., Камкин, Кузнецов В., Мухтасипов А.М., Плескачев А.П., Савинов Ю., Семенов А., Тараканов Ю.М. Тетюхин А.А., Туробов Ю.Н.
Минно-торпедный Амирян В.А.(2), Барсуков И.И.(2), Водолеев П.П., Воронов В.Г., Деменок Ю., Казак В.В., Касьянчук А.И., Козьминых Ю., Корнеев А.С., Максименко Ю.С., Молчанов С.А., Плескачев А.П., Ротин В.А.

Итого выборов:

27, человек - 25

Следует обратить внимание на тот факт, что курсант артиллерийского факультета Плескачев А.П. упомянут представителями всех факультетов. Правда, нужно помнить, что это не единодушное мнение всех опрошенных. Но, очевидно, он был и в то время неординарной личностью, что его мнение было значащим не только для повседневного круга его общения.

Разумеется, на каждого из нас оказывало влияние не только ближайшее окружение. Как показывает анализ, многие из нас признают серьезное влияние на свое собственное формирование как офицера флота широкого круга лиц, начиная с начальника училища и заканчивая, как уже было отмечено, однокашниками. Вот какие результаты были получены в результате обработки анкет:

Таблица 10

Кто, на твой взгляд, оказал серьезное непосредственное и опосредованное влияние на тебя за годы пребывания в училище (если сочтешь возможным, укажи фамилию):

Примечание : Может быть несколько ответов в зависимости от твоей жизненной ситуации:

Содержание
ответов

Факультеты

Всего: к-во / %

 
Штур.
Артил.
М.-тор.
 

Начальник училища

1/ 4 ,16%

4 /18,18%

3 /11,54%

8/11,11%

Заместитель начальника училища

1/ 4 ,16%

3/13,64%

2/7,70%

6/8,33%

Начальник факультета

3 /12,5%

3 /13,64%

5 /19,33%

11/15,27%

Заместитель начальника факультета

6 /25,0%

12 /54.55%

8/30,76%

26/36,13%

Командир роты

7 /29,16%

2/9,09%

16 /61,54%

25/34,73%

Начальник кафедры

2 /8,32%

3/13,64%

2/7,70%

7/9,73%

Преподаватель

10 /41,66%

3/13,64%

10/38,46%

23/31,53%

Курсант старшего курса

5 /20,83%

 

5 /19,33%

10/13,91%

Наш однокашник

2/8,32%

12/54,55%

15/57,79%

29/40,29%

Другой:

3 /12,5%

 

2 /7,70%

5/6,94%

Итого:

40/160,6%

42/190,9%

68/261,5%

152/216,6%

Ранее уже пояснялось, что общее число ответов может превышать 100% в том случае, если предлагается дать ответ по нескольким отдельным позициям. В таблице приведено не количество ответивших на вопросы анкеты, а сумма ответов по всем позициям данного вопроса. Примечательно то, что никто не остался равнодушным к поставленному вопросу. Превышение количества ответов в 1,6-2,6 раза по сравнению с числом ответивших достаточно наглядно подтверждает, что каждый из нас имел перед собой авторитетного старшего товарища или коллегу, который был образцом для подражания, пользовался уважением, а его суждения и поступки имели для нас не только познавательное, но и воспитующее значение. Иначе мы не стали бы добрым словом вспоминать этих людей через столько лет, имея за плечами опыт большой и сложной службы. Некоторые из них так и не узнали о своем благотворном и благородном влиянии на нас. Не зря мы их помним поименно. Слишком поздно мы начинаем отдавать свои долги, вспоминая добрым словом их труд, заботу и внимание к нам.

В Таблицах 7-14 Приложения 2 представлены результаты статистической обработки полученных ответов. Каждый может, ознакомившись с ними, сделать определенные выводы и заключения. Кроме того, эти данные достаточно убедительны и так, чтобы к ним давать подробные комментарии. Поэтому ограничимся краткими оценочными суждениями.

Каждый из нас еще в то время понимал, что начальник училища для всего подчиненного ему личного состава – бог, царь и воинский начальник. Подавляющее большинство из нас впервые в училище наяву увидело живого адмирала. За четыре года пребывания в училище у нас было три начальника училища. И каждый из них оставил какую-то память о себе в наших сердцах. За время своей последующей службы мы встречали немало адмиралов, но не они были первыми. Поэтому не удивительно, что некоторые курсантские души воспринимали начальников училища не только как своих высоких прямых начальников, но и как наставников. Все три адмирала были названы в анкетах, но на долю вице - адмирала Плотникова П.Н . пришлось 50% ответов (См.: Таблица 7 Приложения 2 ). Это ни в коей мере не означает обязательных личных контактов с адмиралом. Можно твердо сказать, что облик адмирала, его дела и поступки оказали заметное влияние на ряд наших товарищей. И не исключено, что в судьбе некоторых из них он сыграл определенную роль.

Что касается заместителей начальника училища, то неожиданностью, в определенной мере, явилось то, что те же 50% выборов пришлись на долю полковника Якунина (См.: Таблица 8 Приложения 2 ). Хотя с его именем чаще всего связаны были неприятные для курсантов события, однако самоотверженность полковника в исполнении служебного долга для некоторых послужила примером. Вряд ли эти товарищи так смогли бы оценить свое отношение к Якунину в то время, тем более им делает честь то, что они сделали это сейчас. Очевидно, незрелость возраста и характера не навсегда обусловливает незрелость суждений и впечатлений.

Начальники факультетов повседневно руководили нашим становлением сначала как курсантов, а затем и как будущих офицеров. Большинство из нас в той или иной степени испытывали их постоянное влияние на учебу, быт и становление каждого из нас. Все они прошли в Военно-морском флоте суровые военные годы, командовали кораблями и соединениями, подготовили и выпустили на флоты не один отряд лейтенантов. Наши проблемы и заботы часто получали разрешение с их участием. Поэтому не случайно, что ряд наших выпускников и через 40 с лишним лет испытывают к ним чувства благодарности и признательности за их внимание к нам (См. Таблицу 9 Приложения 2 ).

Чем ближе, по служебной лестнице, стояли к курсанту начальники, тем ощутимее было их воспитательное воздействие. Это естественно и закономерно. Только в том случае, если по своим личностным качествам и отношению к делу, они не располагали курсантов к себе, они и не оставили следа в нашей памяти. К счастью, нам в этом отношении повезло и с таким руководящим звеном, как заместители начальников факультетов. Так, 36.13% наших однокашников отметили их вклад в наше формирование (См. Таблица 10 Приложения 2 ). Трудно было бы предположить, что никто из бывших курсантов той поры не вспомнили бы добрым словом капитана 2 ранга Янчарука П.П., капитана 1 ранга Гойлова И.М.. капитана 2 ранга Пархоменко А.И.

Ближе всех к курсанту стоял командир роты . Хотя в перечне возможных ответов можно было назвать и других должностных лиц, но такая категория, как заместитель командира роты не была упомянута никем. Они находились в тени командиров рот, тех людей, которые принимали нас в училище, с которыми мы прошли Миноноску и значительное время обучения в училище (как правило, за это время почти все командиры рот у нас сменились). 52% из числа отметивших серьезное влияние командира роты на наших однокашников приходится на долю капитана 3 ранга Пархоменко А.И . (См. Таблицу 11 Приложения 2 ). Он действительно был не только кумиром, но и отцом родным для минеров. Даже спустя 40 с лишним лет в поступках и речи минеров набора 1954 г. можно угадать, что они в свое время находились под сильным влиянием своего любимого командира роты. Действительно, Алексей Иванович пользовался не только непререкаемым авторитетом, но и был любим и почитаем своими подчиненными. И если бы анкета не требовала выбора из многих, а предлагала бы назвать только одного человека, минеры бы все назвали Пархоменко А.И., во всяком случае, из тех, кто прислал свои ответы.

  Барсуков И.И.:

Я трижды испытал на себе жесткую руку А.И.Пархоменко, хотя отнюдь не относился к недисциплинированным курсантам. Во время практики, когда мы находились в Совгавани, в один из вечеров на морском буксире курс минеров отправили на помывку на плавказарму в Военпорт. Уже стемнело, когда буксир походил к ПКЗ. Большая группа курсантов стояла на баке буксира. За разговорами не заметили быстрого осложнения ситуации. Вдруг прозвучала команда А.И.Пархоменко: «Всем назад, к надстройке!» Большинство, не раздумывая, исполнило команду. Меня почему-то потянуло осмотреться. Включенный на мостике буксира прожектор был направлен на быстрорастущую на наших глазах громаду ржавого борта ПКЗ, а буксир, не сбавляя хода и не отрабатывая «полный назад», несся к этому борту. У меня мелькнуло в голове: если я побегу назад, то до надстройки добраться не успею. Удар в борт застанет меня в движении, и я, по инерции, если не вляпаюсь в борт ПКЗ, то окажусь где-то в обломках исковерканного фальшборта на баке буксира. Я стоял у люка в форпик, мгновенно присел и мертвой хваткой вцепился в задраечное устройство люка.

Раздался грохот удара. Борт ПКЗ выдержал, а буксир, сопровождаемый гулким эхо удара, как теннисный мяч отскочил от борта и начал новый заход для швартовки. Я отлепился от люка, встал и направился в сторону общей группы, переживая возможные последствия удара. От общей массы отделился Алексей Иванович, подскочил ко мне. Он был бледен, а взгляд сосредоточил на моей переносице. Губы его превратились в узкие полоски и непрерывно шевелились: видно, он силился что-то сказать, но не мог от волнения или еще не придумал, что. Затем, медленно поводя указательным пальцем перед моим лицом, он произнес: «Вы-вы-вы м-м-мудак, Барсуков!» Надо сказать, что во всех ситуациях он обращался к нам только на «вы». Больше не было сказано ни одного слова. Когда я, по поручению однокашников-москвичей вручал ему подарок в Риге по случаю его 70-летия и рассказал ему об этом случае, он удивился моей памяти и рассмеялся, так как сам, по его словам, этого не помнил. Я же в то время был уверен, что это мне не простится никогда.

В конце второго курса А.И.Пархоменко еще преподнес мне урок. Он мне сделал замечание за то, что в нашем учебном классе до начала занятий была плохо сделана приборка. Я в то время уже полтора года был старшиной класса. Через 1-2 дня он вновь пришел в класс, провел пальцем по оконной раме и объявил, что освобождает меня от обязанностей старшины класса, и сразу же назначил В.Павлова.

Уже шли экзамены, я и еще несколько человек ранее получили право на досрочную сдачу экзаменов, чтобы получить несколько суток к отпуску. Это разрешение для меня он не отменил. Я успешно сдал экзамены досрочно, и, выполняя свое обещание, А.И. Пархоменко вручил нам отпускные билеты. Все получили продленный отпуск, а мне было приказано прибыть в училище ровно через тридцать суток. Какой же длинной и тоскливой показалась мне неделя, когда, прибыв из отпуска, я в пустом кубрике ждал, когда вернутся остальные. Алексей Иванович каждый день давал мне задания, а в конце похвалил за добросовестное и инициативное их исполнение. Но у меня на душе кошки скребли, когда я, глядя в окно на огни Владивостока, вспоминал, что все еще в отпуске. И, конечно, я думал, что мне придется еще долго расплачиваться за свои «незаслуженные грехи».

Каково же было мое удивление, когда после третьего курса я получил Почетную грамоту ЦК ВЛКСМ, был награжден только что введенным знаком «Отличник ВМФ». Кроме того, полной неожиданностью для меня явилось назначение старшиной роты первого курса, хотя на третьем курсе я не исполнял никаких старшинских обязанностей на младших курсах. Алексей Иванович к этому времени уже был заместителем начальника факультета и имел все возможности помешать этому. Более того, без его участия такие решения не могли состояться!

  Начальники кафедр были непосредственными организаторами и участниками нашей подготовки как офицеров-специалистов флота. В то время у нас были какие-то свои мнения об их деловых, профессиональных и человеческих качествах. Но можно смело полагать, что они далеко не соответствовали истине, хотя вряд ли в то время мы бы с этим согласились. При всем своем дилетантском скепсисе мы не могли не понимать роли этой категории руководителей в подготовке офицерских кадров, но не только поэтому уважали многих из них. Поэтому нет ничего удивительного, что часть из них была названа в числе тех, кто оказал на нас серьезное влияние во время учебы (См. Таблицу 12 Приложения 2 ). Но достаточно интересным является тот факт, что, если штурмана и артиллеристы такими людьми назвали начальников кафедр, которые осуществляли профессиональную подготовку их как будущих корабельных специалистов, то минеры сделали это с точностью до наоборот: на них большее воздействие оказали начальник кафедры химического оружия полковник Лейкин З.Ф . и начальник кафедры физподготовки майор Аксенов А.Н. Возможно, минеры руководствовались другими критериями.

Преподаватели в процессе обучения и формирования личности офицера-специалиста Военно-Морского флота представляли собой связующее звено между военно-морской наукой и практикой корабельной службы. Результатом их деятельности были не только прочные знания, но быстрое становление молодого офицера на флоте. Как показывают материалы исследования, нас учили высококлассные специалисты, мастера военно-морского дела. Это будет подтверждено фактическими данными по прохождению службы их учениками. Кропотливость труда наших преподавателей-наставников нашла выражение в том, что 32% выпускников спустя 40 с лишним лет подтвердили высокий профессионализм и плодотворность их труда, т.е. отметили их серьезное воздействие на отношение к учебе и службе будущих офицеров (См. Таблицу 13 Приложения 2). Действительно, у наших педагогов было чему научиться. Выражаясь словами пролетарского поэта, нам было делать жизнь с кого. И вновь у штурманов наибольшим авторитетом пользовались преподаватели кафедр штурманской специализации: 70% против 30% выборов, приходящихся на преподавателей других кафедр. У артиллеристов названы преподаватели кафедр неартиллерийских специальностей: полковник Лейкин З.Ф., подполковник Векслер, капитан 2 ранга Толкачев. Минеры свои предпочтения распределили так: 60% - преподаватели кафедр минно-торпедной специализации, 40% - других кафедр.

Примечателен тот факт, что в общей совокупности профессорско-преподавательский состав, получивший признание у наших однокашников, представляет многие кафедры училища. Но признание на всех факультетах получил полковник Лейкин З.Ф. Капитан 2 ранга Толкачев имел высокий рейтинг только на артиллерийском и минно-торпедном факультетах. Оказывается, у штурманов он не преподавал мореходную астрономию.

Устинов В.Г.:

Коронные фразы капитана 2 ранга Толкачева:

•  И даже некурящий поймет.

•  У каждого из вас в городе, наверняка, есть Дунька. Скажите своей Дуньке, чтобы она к следующему занятию по мореходной астрономии купила вам козью ножку.

•  Иду я по коридору, а меня пробегающие курсанты от одной стенки к другой толкают. Так я теперь беру папку подмышку и иду. Навстречу бежит голубчик, я его в бок. Он отлетает к стенке: «Извините, товарищ капитан 2 ранга». А я ему: «Проваливай».

•  Был у меня в училище имени Фрунзе курсант осетин с усами. Всегда решал задачки по мореходной астрономии только на двойку. Так он однажды прямо заплакал и взмолился: «Что мне делать, товарищ капитан 2 ранга?», а я ему: «Сбрей усы». Сбрил и задачки сразу стал решать только на пятерки.

Бобков Г.В.:

Все, видимо, помнят нашего преподавателя мореходной астрономии капитана 2 ранга Толкачева , его хохмы на занятиях, наши повторения «хором» и т.д. Вот один из запомнившихся мне эпизодов.

Ему надоело видеть, как мы рисовали сферы, используя чернильницу, или от руки. И он дал указание к понедельнику приобрести дешевые жестяные транспортиры и циркули.

После доклада дежурного и отметки в журнале он хриплым голосом, обращаясь к группе, спросил: «Кто выполнил мое указание и купил принадлежности?». Все, прячась за спинами друг друга и потупив взоры, сидели на своих местах, и только Валя Амирян , сидя рядом со мной, не глядя ни на кого, поднял левую руку, а правой, как всегда, аккуратно записал дату, номер и название темы и т.д.

Он всегда отличался аккуратностью, добросовестностью, исполнительностью и целеустремленностью. Я думаю, он и сейчас такой же. Поэтому своевременно все закупил. Глядя на Валю и всю группу и сделав паузу, преподаватель изрек: «Ну, в семье не без урода».

Все загоготали, подняли головы, и все пошло своим чередом. Конечно же, потом, если не все, то большинство, приобрели себе все необходимое для занятий.

Да не обидится на меня за это Валя. Это - доброе воспоминание, ничем его не ущемляющее.

Может быть, кто-то из нас мог бы написать посвящение нашим педагогам и командирам-наставникам, если бы этого не сделал раньше замечательный поэт-маринист Алексей Лебедев:

Спасибо тем, кто делу боевому

Нас обучил, кто вывел нас к морям!

Любимому училищу морскому,

Всем командирам, всем учителям!

И еще одна группа воспитателей-наставников оказала на нас существенное воздействие, - это наши коллеги со старших курсов. Разумеется, их было гораздо больше, чем названо в анкетах (См. Таблицу 14 Приложения 2). Это были курсанты – земляки, ранее поступившие в училище, которых мы знали давно, а с некоторыми познакомились уже здесь. Со многими познакомились, участвуя в совместных мероприятиях: в спортивных секциях и на соревнованиях, на вечерах, собраниях и других совместных действиях на факультетах и в масштабе училища, в увольнении, в отпусках, на практике и т.д. Но особое влияние на нас оказывали курсанты старших курсов, исполняющие обязанности командиров отделений, помкомвзводов и старшин рот. Эта категория оказывала на нас самое непосредственное и иногда очень действенное влияние. Не случайно были названы преимущественно их фамилии.

 

содержание

О нас | Карта сайта | © 2005 - 2010 GodCom