Rambler's Top100

Штурманская книжка.RU

Перейти на домашнюю страницу Написать письмо автору Перейти на Narod.ru
Новости | Архив новостей
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>> | <<Раздел 4>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>>
Штурманская служба Тихоокеанского флота

Библиотека штурмана

  «Унылые люди не годятся для такого бойкого дела, как морское, в особенности во время войны».

С.О.Макаров. Рассуждения по вопросам морской тактики (с. 128).

После серьезной аналитической работы процесса подготовки кадров военно-морских офицеров и роли в нем различных категорий руководителей, профессорско-преподавательского состава и коллег можно вспомнить некоторые забавные события, связанные с порой вызревания зеленых лейтенантов - будущих морских волков.

44, 44% всех приславших анкету подтвердили суждение прославленного адмирала и ответами на вопрос «Сохранились ли у тебя в памяти наиболее веселые события, поступки или другие действия, связанные с тобой или с кем-нибудь из наших однокашников?» (См. Таблицу 15 Приложения 2 ).

А вот и конкретные примеры.

Ващенко Б.И.:

Помню, как после получения лейтенантских погон и пребывания в ресторане, мы возвратились в казарму и обнаружили спящим в койке Попова В.М . Он, вообще, спал так, что разбудить его в неурочное время было невозможно, а после этого события тем более. Поэтому мы вынесли его вместе с кроватью в гальюн и оставили там до утра. Ближе к обеду он выразил неудовольствие по поводу не комфортности..., но мстить никому не стал, так как был замешан в надругательстве над своими сокурсниками, когда мы после лыжных соревнований отдыхали в санатории «Океанский».

Толя Сапожников обладал таким запахом от вспотевших ног, а точнее от его не стиранных шерстяных носков, что им можно было выгнать кого угодно из комнаты. Когда мы пришли из похода по сопровождению женского персонала, я обнаружил, что мне кто-то под простынь налил холодной воды и положил шахматные фигуры. Отбой уже давно прошел, и представляете мою «радость», когда я сел в воду и вдобавок на шахматные фигуры… Толя, как всегда, спал крепко и не подавал признаков восхищения своей проделкой.

Мы пошумели, но бить его не стали. Легли спать, но вонища не давала заснуть. После поисков у двоих обнаружили под простынями носки Толи Сапожникова. Успокоились, снова легли, но вонь продолжалась. Мы подумали, что это от найденных носков.

И каково было наше возмущение, когда утром он сказал одному из нас, кому, не помню, чтобы вынули его носки из наволочки на подушке… На этот раз на завтрак мы не налили ему кружку пива, а он даже не подал вида, что расстроен, а наоборот, ехидно улыбался и говорил о чем-то возвышенном.

Дедюев В.Ф.:

1-й курс. Построение роты по приказанию командира роты майора Левитина . Команда: «Рота, на первый-второй рассчитайсь! 1-е номера – участники хора. Возражающих майор Левитин сразу распределял по голосам: отличный тенор, баритон, бас, - на репетицию.

Начало октября 1958 г. Ждем приказа, форма одежды лейтенантская готова, не одеваем. И вдруг поздно вечером заявляется в офицерской форме Коля Авербух в роту. На наш вопрос отвечает: «Форма одежды должна использоваться по назначению».

Клычников В.Д.:

Дежурный по классу должен был заблаговременно получать ключи от класса. Иногда он забывал это делать. В результате все остальные не могли взять учебные принадлежности и рисковали опоздать на лекции. Провинившийся наказывался следующим образом: рисовался на доске мелом огромный ключ, после этого кто-то из организаторов кричал: «Ключ!» Виновника хватали на руки и начинали им вытирать доску. Это было не более двух раз.

Лойко А.Н.:

Гребно-парусные «круизы» по заливу Петра Великого под руководством классного морехода и отчаянного матерщинника капитана 3 ранга Сычева в памяти остались навсегда!

Надточий В.Д.:

Училищные вечера с танцами и “аттракционами” и одна ночь, когда почти половина наших ребят – “китайцев” из-за рыбных консервов как-то всю ночь “бомбардировала” нашу санчасть.

Кажется, в летний отпуск 1956 или 1957 гг. при возвращении в ТОВВМУ поездом Москва-Владивосток где-то на полпути, когда однокашников обычно собирается уже много, один из нас (не помню, кто) на одной из станций из-за девушки отстал. И как было смешно, приятно и радостно, когда они на перекладных: бегом – «марш-броском», потом на велосипеде и т.п. где-то через 3-4 часа все же догнали наш поезд. Незабываемое событие!

Кайгородов Б.М.:

Сережа Молчанов – чемпион флота по борьбе всегда был «весь из себя». В перерыве одной из лекций стал хватать меня за плечи, говоря «тонкие колкости». Я сделал ему заднюю подножку-закрутку, и мы оба упали. Он вскочил весь красный и ко мне. Я неожиданно приемом самбо «закрутил» ему левую кисть, и он опять упал, но уже один… Правда, потом сделал мне 2 переворота, но прозвенел звонок на лекцию. Счет – 2:2! Потом он мне стихи передал:

Борька! Ты Ванька-встанька простой.

Борька, не заняться ли тебе вольною борьбой?

Кузнецов В.Ф.:

Веселого было много: это и сдача зачетов по физкультуре, особенно гимнастике, в трусах второго срока, когда от трусов осталась одна резинка!

И участие в парадах, когда по радио называют фамилию курсанта – отличника учебы, идущего в такой-то шеренге, а он в это время стоит дневальным: из-за маленького роста не вошел в строевой расчет (у нас на курсе это был Эдик Гонтарь ).

Всевозможные розыгрыши во время практики на судах!!!

Во время строевых занятий рядом со мной стоял Эдик Макаров из Уссурийска, и по команде «На кра-ул!» у него на штыке всегда висела бескозырка впереди стоящего, а он всегда удивлялся, как она там оказалась. После нескольких случаев его стали ставить только в первую шеренгу.

А случаи в карауле! Когда прятали на посту карабины, чтобы проверяющий, застав спящим часового, не мог отобрать карабин.

И много другого – всякого!

Мыскин А.А.:

Что касается «веселых историй», то почему-то вспоминаются те, что происходили со мной. Но тогда мне они не казались веселыми, скорее наоборот, и только по прошествии времени можно вспоминать о них с юмором.

Как-то на рассвете в карауле при заряжании карабина у меня произошел случайный выстрел. Пуля пробила часы в помещении АТС училища и спинку стула, где должна была сидеть телефонистка, но она в это время, к счастью, занималась уборкой. Дежурный по училищу капитан 2 ранга Саниахметов с присущим ему юмором спросил: «Коли ты артиллерист, то почему не весь рожок выпустил, а только одну пулю?»

При проверке системы отката артиллерийской установки СМ-5 в лаборатории я крутнул не тот клапан и меня под давлением облило веретенкой (вернее, масляной пеной). Когда я вылез из-под пушки, мичман-лаборант спросил: «Фентисов, что с тобой?». Помните Колю Фентисова , у него были абсолютно белые волосы. Он имел и соответствующую кличку: «белая головка».

Савинов Э.М.:

На штурманской практике после первого курса я с бачком в руке (старался для своего отделения) оказался во время шторма за бортом во время получения компота. Был втащен обратно могучей рукой расторопного боцмана, успевшего схватить меня за робу (крепкая оказалась – выдержала мои нехилые 72 кг).

(Да, сейчас можно к этому отнестись с юмором).

Устинов В.Г.:

Построение на плацу по случаю нового учебного года (не помню, 2 или 3 курса). Выходит контр-адмирал Батырев и здоровается с нами. Ответ раздается как один выдох: «Здравия желаем, товарищ адмирал!» В наступившей тишине, на шкентеле четко раздается чей-то одинокий голос: «…третьего ранга». Должно быть, парень о чем-то задумался.

При возвращении из Провидения в ясные ночи в районе Охотского моря под руководством капитана 2 ранга (фамилию не помню, но зато помню, что он вместо «ч» говорил «щ»: «щасы вместо часы») мы изучали на шлюпочной палубе «Енисея» звездное небо. Поднимал он нас ночью по тревоге. Проходило примерно полчаса, и разморенные сном курсанты потихоньку сматывались в кубрик. Возле нашего преподавателя оставалась жалкая кучка самых стойких. Снова тревога. И снова сон одолевал нас, и толпа на глазах таяла. Так повторялось несколько раз за ночь.

На крейсере «Каганович» курсанты сдают зачет по устройству корабля. Принимает зачеты помощник командира крейсера капитан-лейтенант Копнов по прозвищу «эскадренная дама». Старшим помощником командира тогда был капитан 2 ранга Ховрин. Входит в каюту Артур Заборский и докладывает, что прибыл для сдачи зачета. «Взыскания имеешь?» – первый вопрос. Артур мнется и смущенно отвечает: «Немножко». «Еще, небось, и первореченский?» – второй вопрос. Ответ: «Так точно, товарищ капитан-лейтенант». Оценка: «Три балла. Свободен. Первореченские больше чем на три балла не знают!» Артур с радостью отвечает: «Есть!» - и мгновенно исчезает.

Во время экзаменов по навигации пишу на доске вопросы из билета, доставшегося мне. Кружком номера вопросов не обвожу, так как в шпоре не нуждаюсь. Но дежурный почему-то решил, что она мне необходима. Просит разрешения у преподавателя помыть тряпку (рукав от тельника с карманом для шпоры), и в соседнем классе, где сидит пристрелочная команда, вставляет шпору в карман. Я, ничего не подозревая, резко беру тряпку, чтобы стереть с доски. Из нее, описав дугу, вылетает шпора и падает почти у стола преподавателя. Как бы увлекаясь своим ответом, подхожу ближе к столу и ногою перетираю шпору.

Артур Федотов собрался в самоволку. Переоделся в гражданское и вышел на Военное шоссе. Голосует. Останавливается машина. В ней сидит замполит нашего артиллерийского факультета капитан 3 ранга Зеленин . Молча едут прямо на гауптвахту.

А это, в определенной степени, повторение пройденного в Миноноске. На третьем курсе после суровой проверки на плацу, учиненной полковником Якуниным, при построении для увольнения под смешки своих товарищей услышал нелицеприятные слова командира роты капитан-лейтенанта Щербаченко:

- Товарищи курсанты, мне стыдно об этом говорить, но в нашей роте никто не записался в хор. Курсанты Устинов и Федотов, имеющие прекрасный голос (сдавленный смех в строю послышался после этих слов) лишаются на сегодня увольнения и будут представлять нашу роту в хоре.

Ах, голосистые ребята, вы, однако, вспомнили счастливчиков, что сполна пользовались личным временем в бухте Миноносок, и нанесли внезапный удар в самое больное место: лишили безголосых свидания с любимой девушкой, подсунув их фамилии вместо себя.

Из курсантских баек:

•  На сторожевом посту в районе Первой речки и железнодорожных путей (угольный склад) спит курсант с винтовкой (незаряженной). Его будит бабуся: «Сынок, помоги мешок с углем донести».

•  Во время занятий на самоподготовке по коридору бежит курсант. Навстречу ему – помощник дежурного по училищу: Вы куда бежите, товарищ курсант?» «Так точно, бегу, товарищ капитан-лейтенант». «А-а» – и проходит мимо.

•  Начальник минно-торпедного факультета капитан 1 ранга Децик И.С. пришел в один из своих классов на экзамен. Сел на стул недалеко от доски, где, стоя, отвечал курсант. В этот момент он достал из тряпки шпору, расправил ее и положил на спину Децику. Тот наклонился, чтобы шпора не упала, и сидел в таком положении, пока курсант отвечал.

•  Начальник училища вечером едет из города в училище. В районе Первой речки голосует курсант. Машина останавливается. Курсант садится. Батырев говорит водителю: «Как только к нам подсел товарищ курсант, мне что-то захотелось закусить».

•  Курсантский патруль останавливает пьяного матроса. Тот, размахнувшись, бьет одного из курсантов прямо в глаз. Курсант выхватывает из ножен палаш. Матрос в испуге приседает, а курсант медленно прикладывает палаш к фингалу под глазом.

Амирян В.А.:

Встреча нового, 1957 года, новогодний вечер на факультете: «подрыв» бутафорской мины КБ с цифрами «1957», появившимися из нее.

Училище, 3-й курс. В воскресенье я обнаружил, что кто-то в моих корочках ушел в увольнение, во всяком случае, на месте их не было. В понедельник после подъема я сразу заорал: «Кто взял мои ботинки и не вернул?». В кубрике тишина, все заняты своими туалетными делами и сборами на зарядку. Через некоторое время из другого угла кубрика направляется ко мне Боря Карачков и с этаким нажимом говорит: «Возьми свои корочки да скажи спасибо, что еще в морду не дал. Чего орешь? Они мне как раз подошли».

Барсуков И.И.:

Толя Плужник , курсант 1-го курса, отоварившись конфетами и печеньем в магазине, по пути в кубрик встретил командира роты. Поскольку правой рукой он плотно прижимал к телу кульки, молодцевато отдал честь левой рукой. Пархоменко А.И. был потрясен его находчивостью и нахальством.

Все помнят, как нас выматывали в училище строевые смотры и различные инспекции. Очередная из них – московская. После плаца все в кубрике у своих коек. К Володе Павлову подходит полковник медицинской службы просит показать руки, желая проверить их чистоту и длину ногтей, протянув свою руку. Володя быстро схватил ее, бодро потряс, слегка величаво наклонив голову, представился: «Курсант Павлов. Здравия желаю». Полковнику осталось ответить ему взаимностью, но ногти и чистоту рук он проверил. Володя оказался на высоте.

Бобков Г.В.:

После Чукотки мы возвратились на «Енисее» в Совгавань. Позавтракав, Коля Чихалов обратился к доктору и пожаловался, что у него расстройство желудка. А мы были на одном бачке. Когда доктор стал опрашивать наш бачок, кто-то из ребят сказал, что я вроде тоже на что-то жаловался. А это было буквально за час до отхода во Владивосток.

Нам быстро выписали аттестат, приказали забрать свои вещи и своим ходом следовать на п-ов Меньшикова в госпиталь.

По дороге я сказал Коле: «Ты запоносил и дуй один в госпиталь». А сам через фальшборт и на корабль.

Вечером с 20.00 до 24.00 я стоял на руле. Вдруг к концу вахты на мостике появился «док». При взгляде на рулевого у него округлились глаза, и заклинило челюсть. После доклада командиру меня сняли с вахты, освободили отсек, где жила штатная команда, засыпали все хлоркой и разместили меня в этой атмосфере, отчего я чуть не задохнулся. И все про меня забыли. Утром завтрака нет, обеда нет, на палубе шум и гам, большой аврал перед Владивостоком. С приходом во Владивосток мне выписали аттестат и отправили в госпиталь.

Как я ни сопротивлялся, все равно меня положили на карантин, вставили в зад «трубу», взяли другие анализы. Конечно, ничего не обнаружили, но 2 недели я пролежал там.

Затем меня направили из училища поездом в Совгавань (туда должен был прибыть, по их данным, «Енисей»). Но застать судно не удалось, и мы с Колей и еще одним штурманом (не помню фамилию) оказались до конца практики на ЭМ «Видный», где я потом проходил все практики и стажировку. Мы там решали для офицеров ЭМ астрономические задачи «задним ходом». Так закончился этот трагикомичный случай.

А сколько было случаев с нашим добряком и весельчаком Валерой Георгадзе для нас «смешных», а для него «трагичных». Пусть земля ему будет пухом.

Много было разных случаев, но они, видимо, больше подходят не для бумаги, а для беседы за рюмкой чая, хотя я сейчас это делаю исключительно мало и редко. Давление иногда «зашкаливает» за 200/100.

Лесненко Г.М.:

1956 г. СКР «Пеликан», конец практики. Выход в море на стрельбы по воздушным целям и сдача задачи «К-2». Сыграли химическую тревогу, потом дегазация. Я раствором № 1 из ИПП продегазировал торпедный аппарат. Вечером ошвартовались у 37 причала, и нас всех сняли с кораблей в училище и затем в отпуска. А утром, когда помощник «сурок» (Сидоров) обходил корабль, то схватился за голову: вся краска на торпедном аппарате – черная. По быстрому приказал закрасить. До подъема флага аппарат перекрасили. К вечеру опять краска сгорела. После отпуска встречал матросов с «Пеликана». Они рассказали, что пять раз торпедный аппарат красили. Так что самый страшный на корабле – это матрос по первому году с кистью и курсант с ИПП.

И снова «Пеликан». На выходе в море во время шторма Ю.Козьминых чуть не смыло волной за борт. Зацепился за киповую планку, и сам быстренько добежал до кормовых ростр. Тот год для Юры был вообще каким-то тяжелым. Остался «в академии». При подъеме шлюпки на борт СКР выложились тали, и он, пролетев через всю шлюпку, упал в воду. Затем нырял под воду, когда шлюпка как ятаган янычара пролетала над его головой. Вот такие были приключения.

Если это считать веселым событием, то свадьба Юры Голикова , когда Миша Иванцов не давал целый день Володе Павлову шага ступить. Под глазами синяки у Миши, а у Володи форменный воротник в крови. Когда Мишку на чердак поднимали, воротник Володя вымазал об него. Потом разобрались, от кого Мишке прилетел кулак. Успокоился.

Выпускной вечер, когда Алексей Иванович всех обзывал «кроликами», а потом опять Мишу Иванцова разукрасили губной помадой. Утром еле отмылся.

Синичкин Н.Н.:

3-й курс. Со С.Мальковым пошли на каток «Динамо» Сделав несколько шагов по льду, падаю и с ужасом обнаруживаю, что моя правая брючина-«клеш» располосована поперек наполовину. На весь каток из-под брюк сверкает белая кальсонина! Девчат с нами не было, но, сколько их было вокруг! Позор флоту! А закончилось это «катание» тем, что при возвращении в училище под железнодорожной насыпью я провалился в воду по пояс: трактор перед этим прошел и разрушил лед. Благо до роты было рукой подать.

Практика. Мы с В.Васиным что-то разбираем по схеме в ЦТП (название ЭМ не помню). Вдруг сваливается по трапу старшина 1 статьи, старшина команды электриков, достает из-за пояса поллитровку «Московской» и опускает ее в питьевой бачок, а нам показал кулак. За ним сваливается старпом. ТАС был вскрыт, паелы подняты, все проверено, но бутылка найдена не была!

В.Васин часто «сидел» на диете, чтоб похудеть. ЦТП. Балдеем от свободы и сна. Вдруг крик Виктора: крыса прогрызла нагрудный карман робы, где у него на всякий случай хранились сухари, слегка куснула грудь, но он ее сбросил с себя.

Свадьба ЧГТ ( Гавриила Чеботаева ). Вдруг - шум, гам. В чем дело? Юра Капустин от какой-то обиды залез на дерево. Описывать всю кутерьму по съему его оттуда не буду.

Остались в памяти и необычные поступки наших товарищей.

Лойко А.Н.:

Мужество и стойкость молодого мичмана Туммы В.В. , который во время шторма свирепейшего один из всей штурманской братии КРЛ «Дм. Пожарский» остался в строю и привел все-таки крейсер от мыса Лопатка до Владивостока. Один, без смены! Вот такими были наши однокашники! К сожалению, я его похоронил в Поти в 1971 г. Инфаркт.

Кайгородов Б.М.:

Был такой Вовка Венгерский – артиллерист. На 3-ем курсе нагонял себе давление, чтобы уйти из училища… Добился – ушел.

Надточий В.Д.:

Такими воспоминаниями о тайфуне 1957 г. в Охотском море на КР “Пожарском” может поделиться Корнеев Анатолий Степанович . Он, вместе с экипажем переживший стихию, о многом может рассказать. Расспросите его об этом.

Соболев Э.М.:

На самоподготовке Валера Рябинин мог «для разминки» из положения «сидя за столом», не отодвигая стула, выйти в стойку на руках на учебном столе. Это вызывало восхищение.

Амирян В.А.:

Действия Касьянчука А.И. при ранении Масовера А.М. во время подрывных работ. Он единственный из нас знал, что надо делать и сразу начал действовать. К сожалению, последствием ранения явилось отчисление Альберта из училища по состоянию здоровья.

Бобков Г.В.:

Где-то на 3-ем (а может, и на 2-м) курсе мы отмечали день рождения Коли Чихалова на квартире у Толи Плужника, где кроме названных были я, Колин приятель со «спецфака» ДВПИ, по-моему, еще кто-то был. Родители Толи работали на краболове, надолго уходя в море и оставляя ему различные деликатесы крабовые. Пили коньяк, закусывали деликатесами.

Мы с Колей пришли после этого нормально в училище, Помню, докладывали майору Бушуеву. А Колин приятель пришел в ротное помещение, забрался на верхнюю койку. Ночью ему стало дурно и он сверху «траванул» вниз. Его засекли, начали с ним разбираться, и он назвал Колю Чихалова (видимо, остальных просто не знал), хотя мог придумать любую легенду, с кем и почему пил.

Колю вызвали на раздолбон, он никого из нас не назвал как соучастников, и, как вы знаете, был отчислен и окончил училище на год позже нас. Это был поступок. Как говорится, у нас друзей не сдают и не заказывают.

У нас была мысль пойти и признаться, что мы тоже там были, но пришли к единому мнению, что это не поможет, а только усугубит дело. Коллективное всегда было плохо. Хотя сейчас уже с высоты прожитых лет я не могу сказать, что на 100% мы были правы. Иногда закрадывается сомнение, а вдруг наше признание как-то ему бы помогло.

Синичкин Н.Н.:

Не поразил, а, скорее, удивил В.Георгадзе , когда он на лекции по математике (читала из Рыбвтуза мадам по кличке «Рыба», если меня не подводит память) спал за классной доской, приставленной к боковой стене. В.Казак сидел рядом с этой доской и готов был от стыда провалиться. Может быть, с кем-нибудь поспорил? Удивил тем, что человеку все до шапки, если у него есть тыл. А как быть нам, пролетариям, точнее, «санкюлотам»?

Вот и позади четыре года. За это время мы обрели знания и практические навыки для службы на флоте, познали настоящую дружбу, значение и силу морского братства, получили закалку морем, возмужали телом и окрепли духом. Столкнулись и с определенными проблемами, которые могли вызвать сомнения в правильности своего юношеского выбора и необходимости следовать ему и дальше.

Когда мы завершили первый курс и превратились из «Ванек Жуковых» в «непокоренных», начали осуществляться решительные меры советского руководства по значительному сокращению Советских Вооруженных Сил. Как отмечалось ранее, мы заметили, что резко сократилось количество артиллеристов, начиная с нашего набора. Это явилось следствием переориентации руководителей партии, государства и Вооруженных Сил на ракетное оружие, подводные лодки-носители ракетного оружия. Однако самые серьезные последствия этого курса стали сказываться на положении курсантов и молодых флотских офицеров позднее. Стали закрываться военно-морские училища. Курсанты целыми курсами из них увольнялись в запас, переводились в другие училища, части выпускников предоставлялась возможность завершения образования по программе высшего мореходного училища. И только единицы из них смогли окончить ВВМУ.

Но нас продолжали убеждать в том, что именно в нас потребность флота по-прежнему высока. Правда, наши ряды постепенно стали покидать ребята, сильно добивавшиеся ухода из училища, а также достаточно оперативно командованием принимались решения об отчислении за различные нарушения воинской дисциплины, прежде всего, за употребление спиртных напитков. Следует сказать, что и ранее за это не миловали. Не совсем точно мы оценили еще один сигнал – вдруг с третьего курса, даже не получив возможности завершить его, были отчислены ребята, к которым были определенные претензии к состоянию здоровья у врачей. В числе таких оказался сталинский стипендиат, прекрасный товарищ и преданный беспредельно ТОВВМУ и флоту человек – Володя Устинов .

Но основной удар по нашим идеалам был нанесен после окончания училища. Всех, кто оставался на Тихоокеанском флоте, кроме получивших назначение на Камчатку, вместо отпуска направили на два месяца в учебные отряды флота для обучения молодого пополнения в роли командиров взводов. Были введены должности на кораблях, часть из которых предусматривалась военным временем, а часть была просто придумана, чтобы сохранить молодых офицеров для флота и, как оказалось, для ракетных войск стратегического назначения. Но с этим мы столкнулись позже.

Но выбить из нас преданность флоту не удалось. Спустя 40 с лишним лет большинство подтвердили верность выбранному курсу и на вопрос «Если бы тебе довелось делать выбор: поступать в ТОВВМУ или нет?» ответили так: 44,44% без колебаний повторили бы весь пройденный путь; 5,55% - серьезно бы подумали, но поступили бы так же (См.: Таблица 16 Приложения 2 ). Ряд товарищей оценку предлагаемой ситуации скорректировали, исходя из жизненного опыта и нынешнего положения Военно-Морского флота.

Валентинов (Шкурко) В.Ф.: Я не жалею только о 4-х годах учебы!

Максименко Ю.С.: Изменились государство, народ, власть, ВМФ. Как их соотношение скажется на выборе юношей?

Тараканов Ю.М.: Выбрал бы высшее мореходное училище.

Бобков Г.В.: В ситуации 1954 г. поступил бы так же, а в ситуации нынешней не поступил бы в военное училище.

Лесненко Г.М.: Поступил бы в ТОВВМУ без раздумий. А как пойдет служба, никто предвидеть не может. Считаю, что 28,5 лет я отслужил честно, не ища для себя больших выгод, исполнял обязанности там, куда меня посылали. Провалов в службе не было, но и взлетов не получилось.

Прокофьев Л.П.: Без колебаний повторил бы весь пройденный путь, но не в тех условиях, в которые поставлен сегодня флот.

Юманов Ю.К.: Без колебаний повторил бы весь пройденный путь, за исключением некоторых личных ошибок.

Для того чтобы полнее представить личную оценку роли училища в нашей судьбе, был поставлен вопрос « Какие чувства ты испытываешь, когда в той или иной ситуации вспоминаешь о ТОВВМУ им. С.О.Макарова?»

Сохраняем перечень всех возможных ответов (в том числе и их отсутствие – пустые ячейки), чтобы показать, что была возможность высказать и некоторые отрицательные или близкие к ним суждения. Но полученные результаты говорят сами за себя. Комментарии здесь излишни. Отметим только, что практически каждый не ограничился одним только ответом, а выбрал несколько: от 2,16 до 3,19, т.е. каждый в среднем выбрал почти три ответа, чтобы точнее выразить свое отношение к этому важному, на наш взгляд, вопросу.

Таблица 11

Содержание
ответов

Факультеты

Всего: к-во / %

 
Штур.
Артил.
М.-тор.
 

Верности морскому братству, сло-жившемуся в пору нашей юности

10 /41,66%

13 /59,09%

17 /65,38%

40/55,55%

Глубокой признательности и

искренней благодарности

10 /41,66%

11 /50,0%

17 /65,38%

38/52,77%

Уважения к преподавателям,

начальникам и командирам

9 /37,5%

10 /45,45%

16/61,54%

35/48,61%

Большого сожаления, что такое вре-мя никогда не повторится

7 /29,16%

8 /36,36%

12 /46,45%

27/37,5%

Благодарности друзьям-однокашни-кам за поддержку и помощь

6 /25,0%

6 /27,27%

13 /50,0%

25/34,72%

В памяти всплывают лица и

поступки тех ребят, кого уже нет

6 /25,0%

9 /40,90%

6 /23,07%

21/29,16%

Хотя и возникают сожаления, но нет огорчения, что я прошел этот путь

 

2 /9,09%

2 /7,69%

4/5,55%

Особого трепета, восторга и остроты ощущений не испытываю

2 /8,33%

 

 

2/2,77%

Сожаления: за эти четыре года больше было потеряно, чем обретено

 

 

 

 

Это был все-таки не мой путь

 

 

 

 

Сожаления, что слишком поздно исправил свою ошибку молодости

 

 

 

 

Другое:

2 /8,33%

1/4,55%

 

3/4 , 16%

Итого:

52/

216,66%

60/

272,72%

83/

319,23%

196/

272,2%

И еще раз хочется привлечь внимание к тому, что ответы положительной направленности (строки 1-3, 5 анализируемой Таблицы 11 ) убедительно иллюстрируются ответами на вопрос о взаимоотношениях в наших курсантских коллективах (См. основную Таблицу 7 и Таблицы 4-13 Приложения 2 ).

содержание

О нас | Карта сайта | © 2005 - 2010 GodCom