Rambler's Top100

Штурманская книжка.RU

Перейти на домашнюю страницу Написать письмо автору Перейти на Narod.ru
Новости | Архив новостей
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>> | <<Раздел 4>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>>
Штурманская служба Тихоокеанского флота

Библиотека штурмана

 О СЛУЖБЕ МОРСКОЙ…

Мы переворачиваем последнюю страницу курсантской жизни, но вспоминать будем ее еще не раз. 8 октября 1958 г. были подписаны приказы о присвоении выпускникам ТОВВМУ имени С.О.Макарова воинского звания «лейтенант», о назначении на первичную офицерскую должность. 11 октября состоялся выпуск, где каждый из нас получил символ власти – лейтенантские погоны, символ принадлежности к флоту – морской кортик и свидетельство о высокой профессиональной подготовке – диплом о высшем образовании. А.М.Мухтасипов (Кондратенко) был выпущен мичманом. Звание лейтенанта и диплом он получил через полгода, когда успешно сдал государственный экзамен по навигационной прокладке.

К сожалению, значительная часть из нас, была назначена в распоряжение Командующего Тихоокеанским флотом и направлена, как уже отмечалось, в учебные отряды флота. И только через два месяца практически все мы приступили к приему дел по своей первой должности - только одни после отпуска, а другие перед отпуском. И, наконец, мы в полной мере ощутили глубокий смысл слов Алексея Лебедева, которые частично запечатлены на наших общих выпускных фотографиях:

Уже гудят-поют под ветром ванты,

И о форштевень режется струя,

Идут на море флота лейтенанты,

Советского Союза сыновья…

Оставшийся навеки лейтенантом А.Лебедев ярко определил нашу перспективу:

Сигналы трепещут на мачтах треногих,

Горит боевая заря.

Пред нами ведущие к славе дороги,

Союза большие моря.

Мы получили возможность воплотить в практику полученные знания и обрести так необходимый опыт офицерской службы. Проведенное исследование предоставило нам уникальную возможность оценить уровень своей профессиональной подготовки достаточно объективно. До сих пор нас оценивали преподаватели, флагманские специалисты, командиры и командующие различных уровней, штабы, комиссии и инспекции. Очень часто нас экзаменовала жизнь и морская стихия. Но очень редко мы сами оценивали уровень своей подготовки и при этом не всегда могли честно и прямо огласить результаты такой оценки. Практически никто из опрошенных не уклонился от ответа на этот вопрос (См.: Таблица 17 Приложения 2 ). Судя по ответам, не многие были огорчены уровнем своей подготовки. Вряд ли, с позиций своего жизненного и служебного опыта, кто-то из нас мог серьезно ошибиться в такой оценке. До сих пор 71,43% опрошенных удовлетворены уровнем той подготовки, которую они получили в училище. 7,14% признали свою вину в том, что кое-что «не добрали» во время учебы в училище. 11,43% признались откровенно, что в полной мере не были подготовлены к тому, с чем столкнулись на практике. Думается, что в лейтенантскую пору они бы о себе этого могли и не сказать.

Ряд товарищей не ограничились только выбором соответствующего ответа, но и высказали определенные суждения:

Лойко А.Н.: «Доучивался» в ходе службы у более опытных офицеров. Не боялся учиться и у матросов, старшин, мичманов.

Довбыш А.К.: После училища был назначен не по специальности – в радиоразведку, поэтому пришлось многое осваивать самостоятельно и с помощью сослуживцев. Это были трудные месяцы.

Лесненко Г.М.: Уровень знаний, приобретенных в училище, давал возможность нормально исполнять свои обязанности, а штурманская подготовка была на высоте. В 1965 г., уже, будучи дивизионным химиком, на конкурсной навигационной прокладке среди командиров тральщиков и мпк и их помощников в бригаде овра я занял первое место, хотя там было много выпускников штурманских факультетов.

Юманов Ю.К.: Лучше была бы более узкая специализация на нашем факультете, т.е. минер, торпедист, специалист ПЛО и т. д.

Служебное рвение офицера, тем более, молодого, и его настроение во многом зависят от того, насколько он удовлетворен своим первичным офицерским назначением после выпуска из училища. Иногда это определяет в целом его отношение к воинской службе, даже вызывает разочарование и сомнение в служебных перспективах. Можно отметить, что отношение к этой проблеме в ходе опроса было продемонстрировано достаточно взвешенное и в целом объективное (См.: Таблица 18 Приложения 2 ).

К чести кадровых органов и наших товарищей, 68,56% были довольны своим первичным назначением и, надо полагать, с хорошим настроением приступили к исполнению своих должностей. 12,86% были назначены не по специальности, но вскоре получили новое соответствующее своей профессиональной подготовке назначение. Таким образом, 81,42% выпускников ТОВВМУ 1958 г. на первых порах службы были полностью удовлетворены своим назначением. И только 4,28% добивались изменения своего первичного назначения, в том числе увольнения в запас. Ни один выпускник не воспользовался возможностью избрать такой ответ: «Первичное назначение долгое время омрачало мое отношение к службе». И столько же отметили, что были готовы выполнять свой служебный долг там, где это необходимо в интересах службы.

Но не все столь благополучно складывалось у некоторых товарищей. Вот некоторые примеры, приведенные при ответах на вопросы анкеты.

Дьяченко В.: Я долго ждал места при ОК КБФ в Калининграде, который раздавал сначала «самые лучшие» места. Я уперся в эм , чего, в конце концов, и добился. Правда, пришлось кое-что продать: нужно было чем-то питаться и где-то жить. Предложили мне на выбор должность помощника командира батареи главного калибра (командира, как должности, не было) на двух эсминцах: «Сокрушительном», с которого потом в Швецию сбежал с полькой командир Артамонов, и «Суровый». Выбрал «Суровый», вроде бы лучше звучит. В ОК даже не знали, что он на ремонте в Лиепае. И послали меня сначала в Балтийск. 18.12.58 г. я ступил на палубу «Сурового» и сошел с него 18.12.62 г. Служба пошла не плохо. Быстро сдал зачеты на допуск к самостоятельному командованию подразделением, на дежурство и вахту. Потом предложили перейти на группу управления.

В декабре 1962 г. меня, не спрашивая, кинули на «любимый» с училищного детства крл – легкий крейсер «Свердлов» - командиром носовой группы управления артиллерийским огнем главного калибра. Он готовился к походу на юг – к Фиделю. На юг он не пошел, а я прослужил на нем почти 4 года, до его постановки на консервацию. Были походы. Были 2 боевые службы: 1 месяц – в Норвежском море и 2 месяца – в Средиземном. После боевой службы и парада на Неве крейсер поставили на ремонт, а затем было принято решение вывести его в резерв, а расконсервировать «Октябрьскую революцию», на которую и была направлена большая часть нашего экипажа. Мне же предложили должность командира БЧ-2 на «Справедливом», который в июне 1966 г. пришел в Севастополь, где три месяца ждал постановки в завод в Николаеве. Там из него сделали эсминец проекта 56-АЭ с кормовым ракетным комплексом. Планировали продать его АРЕ, но после войны 1967 г. перенацелили на Польшу. Летом 1970 г. его продали. С группой офицеров, моряков и рабочих я полгода оставался инструктором в Гдыне и вернулся в декабре в Балтийск к жене, сыну и родившейся в октябре дочери.

В отделе кадров сразу мне предложили новое место – командиром БЧ-2 на эм «Настойчивый» (точно такой же как проданный), который тогда в бригаде называли металлоломом. Уже и предписание было подписано. Я отказался и тем самым обидел некоего Симонова – чиновника отдела, который визжал, хватался за трубку звонить Михайлину (комфлота) и т.п. Я, уходя, сказал, что ему нужно поменять этот кабинет на другой, лечебный. После отпуска он предложил мне пойти командиром БЧ-2 на эм 30-бис консервации в Таллинн. Я понял, что лучшего я ничего не высижу, что службе практически конец, и согласился. А жена, узнав об этом от меня, всю ночь, абсолютно трезвая, пела и плясала. Она в Балтийске с 1946 г. и ничего другого практически не видела (кроме Николаева, Севастополя и Кронштадта, но это было не долго). А тут – Таллинн, почти Европа тогда. В конце января 1971 г. я прибыл в Таллинн. И вот уже 31 год я здесь. В феврале 1972 г. получил 2-комнатную квартиру.

Почти 10 лет я прослужил на резерве. За это время мне предлагали дважды новое место службы: в 1974 г. – в артотдел Советской Гавани (ну зачем мне эта Совгавань на старости лет?!) и в 1979 г. – начальником ОУС Таллиннской вмб (штабная работа мне никогда не нравилась). Думал, спокойно дослужу, ан, нет!

Бобков Г.В.: У меня, да и не только у меня, сложилось мнение, что у кадровиков в мозгах что-то повернуто от нормы на 90 градусов, а то и на все 180.

Начну сначала. Перед выпуском у нас всех спросили мнение или желание, на каком флоте хотели бы служить. У меня была перспектива пойти в Совгавань на ЭМ «Видный», где командир группы уходил на учебу, и где я проходил все практики и стажировку. Там меня готовы были принять в свой коллектив. Но, выслушав наши пожелания, все сделали наоборот. Кто желал остаться на ТОФе, отправили на другие флоты. Во всяком случае, так было со мной и многими другими нашими коллегами.

На Балтийский флот нас прибыло более 20 человек. Мне предлагали должность и в Германии, и в Польше и в других ВМБ Балтики, но на ТЩ. А я страшно что-то их невзлюбил и все время отказывался.

В Калининграде мы находились более месяца. И вдруг однажды пригашают меня в отдел кадров ДКБФ и предлагают должность командира БЧ дегазационного судна ДГ-34 в Таллинне. Я сразу согласился: все-таки не ТЩ.

Прибыл я в Таллинн 3 декабря (естественно, потерял 1 год на 13-ю зарплату). И первое, что я увидел, поднимаясь на борт, - буи тралов. Снова обман!

Лесненко Г.М.: Назначение было не по специальности: командир пушечно-пулеметной батареи на тральщике. Через 2 года был назначен командиром БЧ-2-3 сперва на консервацию, потом на плавающий корабль. С кораблем перешел на Камчатку. В феврале 1962 г. назначен помощником командира тральщика.

Как показал проведенный опрос и анализ полученных ответов, 43,06% всех опрошенных за время службы пришлось проходить в разное время на должностях, профессиональная специализация которых не совпадала с полученной в училище специальностью, из них 29,17% - штурмана, 45,45% - артиллеристы и 53,85% - минеры (См.: Таблица 19 Приложения 2). Но уровень подготовки в училище и накопленный опыт службы позволили многим без особых затруднений освоить и успешно исполнять новые профессиональные обязанности.

Как свидетельствует содержание Таблицы 13 (см. ниже), в таких ситуациях 61,29% освоили новые специальности без дополнительной подготовки 6,45%, получили дополнительную профессиональную подготовку до назначения на новую должность и 29,03% получили дополнительную профессиональную подготовку после назначения на новую должность. Чаще всего, даже несмотря на дополнительную профессиональную подготовку, успех дела в освоении новых служебных и профессиональных обязанностей обеспечивается напряженной самостоятельной работой. Но в любом случае базовая, училищная подготовка

Таблица 13 

Содержание
ответов

Факультеты

Всего: к-во / %

 
Штур.
Артил.
М.-тор.
 

Дополнительной подготовки не потребовалось

6 /85,71%

3 /30,0%

10 /71,43%

19 /61,29%

Получил доп. проф. подготовку до назначения на новую должность

 

1/10,0%

1 /7,14%

2 /6,45%

Получил доп. проф. подготовку после назначения на новую должность

1/1 4 ,28%

5 /50,0%

3 /21,43%

9 /29,03%

Другое

 

1/10,0%

 

1/3,23%

Итого:

7 /100%

10 /100%

14 /100%

31 /100%

явилась фундаментом, позволившим достичь этого успеха. Значит, учили нас, по большому счету, все-таки тому, что необходимо в службе флотского офицера.

Полученные в ходе опроса результаты позволяют сделать выводы, что практически все офицеры за время службы проходили дополнительную профессиональную подготовку, в результате которой получили новую военную специальность или получили более высокий уровень военно-профессиональной подготовки. Это позволило не только занимать, но и успешно выполнять обязанности по новой должности или по более широкому кругу и объему функциональных обязанностей. В любом случае, учеба чаще всего была не только способом удовлетворения индивидуальной потребности в получении новых знаний, но и условием или следствием служебного продвижения офицера, неотъемлемым элементом его военно-профессиональной деятельности.

Лойко А.Н.: Будучи назначенным сразу после выпуска на должность командира тка , в 1960 г. переназначен на должность командира БЧ-1, и в этой должности служил до 1964 г. (СФ, ЧФ). И все это время имел воинское звание «старший лейтенант». Вот таким был «карьеристом»!

Лесненко Г.М.: В феврале 1965 г. назначен дивизионным химиком. Моя специальная подготовка мне не мешала, а, наоборот, помогала выполнять обязанности дивизионного специалиста. На выходах в море я мог принимать задачи и за минера, и за артиллериста, и за химика. Поэтому и проходил три срока капитан-лейтенантом при положительных характеристиках и аттестациях. «Страшный карьерист»! Когда предложили должность капитана 3 ранга в тылу, то комбриг еще раздумывал – отпускать или не отпускать, но так как у него на бригаде не было должности, то отпустил.

В 1966 г. принимал в роли командира тральщики из консервации, будучи дивизионным химиком. Как говорил дивмех, позорная кличка «плавсостав» играла свою роль в командировках. В 1976 г., служа в тылу флотилии начальником РАСТ (расчетно-аналитическая станция), был направлен в Большой Камень принимать плавучую контрольно-дозиметрическую станцию. Опять же командиром. Вот в этой командировке начальник военной приемки оценил мою подготовку. Когда ему были выданы недостатки (250 штук) по всем вопросам, касающиеся и корпуса, и оборудования, и фильтро-вентиляции, то он спросил, какое училище я окончил. Ответ: ТОВВМУ и КВВМКУ. Ему стало все ясно.

Юманов Ю.К.: Моя специальная подготовка помогала мне в части обучения молодых офицеров, особенно в периоды комплектования экипажей кораблей овра офицерами, окончившими мореходные училища.

Практически все опрошенные выпускники училища 1958 года за время службы повышали квалификацию, проходили профессиональную переподготовку, получили новую специальность, окончив другие военные училища, военные академии и гражданские высшие учебные заведения. Несколько человек окончили адъюнктуру при высших военно-учебных заведениях, или защитили диссертации в качестве соискателя. Различными формами обучения было охвачено 112,5% офицеров (См.: Таблица 20 Приложения 2 ). Это значит, что каждый из опрошенных учился более одного раза, не считая нашего училища. Хотя сам собой, после ознакомления с результатами опроса, возникнет вывод, что не все прошли такое обучение.

Показательным в этом смысле является ответ Ю.К.Юманова : К моменту получения возможности обучения на офицерских классах, я имел допуск к самостоятельному управлению тральщиком. Поэтому кадры предложили учебу, а начальники отработали назад, бросив в виде «леща» то, что мне учиться не обязательно, еще молодой, а потом про меня забыли. Так что в дальнейшем меня учили море и разные наставления.

Как показывают результаты обработки ответов, 13 человек (18,05%) прошли обучение на различных краткосрочных курсах; 35 человек (48,61%) – на офицерских классах; 12 человек (16,66%) – на академических курсах; 8 человек (11,11%) окончили Военно-морскую академию; 6 человек (8,33%) – другие военные академии; 2 человека (2,77%) – Военную академию Генерального штаба; 5 человек (6,94%) – другие учебные заведения.

Военно-морскую академию имени Адмирала флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова окончили Ващенко Б.И., Кочергин Б.К., Максименко Ю.С., Попов В.М., Туробов Ю.Н., Васин В.Г., Галкин А.М., Казак В.В.

Дипломы об окончании Военно-дипломатической академия получили Корнеев А.С., Щукин Э.М., Кондратенко А.М.;

Военную академию им. Ф.Э.Дзержинского окончил Фентисов Н.М.;

Военно-политическую академию имени В.И.Ленина окончили Амирян В.А., Барсуков И.И.

Дипломы Военной академии Генерального штаба получили Туробов Ю.Н., Казак В.В.

Кроме того, наши товарищи окончили: Черноморское ВВМУ имени П.С. Нахимова, ракетный факультет - Туробов Ю.Н.; Каспийское ВВМУ им. С.М. Кирова, химический факультет – Лесненко Г.М.; ДВГУ, факультет правоведения – Рябинин В.Г., Пермский госуниверситет, философский факультет – Фентисов Н.М.; Высшую партийную школу при ЦК КПСС - Оболонский В.Ф.

Это означает, что военно-морские офицеры, окончившие ТОВВМУ им. С.О Макарова в 1958 г. обладали высоким интеллектуальным потенциалом. Ношу по плечу мы себе не выбирали, а несли, что досталось по воле кадровых органов и наших начальников, которые представляли в кадры свои предложения на наше выдвижение или перемещение по службе. Только в редких случаях учитывались наши желания и просьбы, и уж, тем более, неимоверное сопротивление встречали отдельные принципиальные требования.

Если обобщить данные по прохождению корабельной службы (См.: Таблица 21 Приложения 2 ) нашими однокашниками, то обращает на себя внимание тот факт, что старт у всех в основном был равный: из 72 опрошенных выпускников 34 (47,22%) прошли первичную должность командира группы (по специальностям картина выглядит так: штурмана – 25%, артиллеристы – 54,55%, минеры – 61,54%). Поскольку для штурманов должность командира группы имелась только на кораблях 1-2 ранга и им равных, поэтому для многих из них первичной была должность командира боевой части. Поэтому мы можем и эту должность рассматривать в качестве стартовой для штурманов, но и для некоторых минеров и артиллеристов, которые были назначены на корабли 3 и даже 4 ранга. В результате получается, что эти первичные должности прошли 109,72 % выпускников. Кроме того, 9 человек получили в командование корабли 4 ранга. Таким образом, эти показатели, прежде всего относительные (в %%), можно применить при оценках ситуаций для всех 134 выпускников 1958 г.

74,16% опрошенных прошли ступени помощника, старшего помощника и заместителя по политчасти командира корабля. Некоторые из них прошли по две эти ступени. А часть из помощников стали командирами. Все это зависело, как правило, от ранга корабля. 36,11% выпускников, охваченных опросом, стали командирами кораблей разных рангов. Ниже эта позиция будет раскрыта подробнее. Флагманскими специалистами корабельных соединений стали 23,61%.

Как показывает анализ, из 72 ответивших на вопросы анкеты выпускников 62 (См.: Таблицу 22 Приложения 2 ) прошли службу на кораблях (86,11%). Этот показатель с полным основанием можно распространить на весь наш выпуск. Не все из них всю службу провели на корабельной палубе и мостике, в штабах корабельных соединений. В разное время по разным причинам многие ушли с кораблей. Но в нашем выпуске достаточно высок процент тех, кто долгие годы служил на кораблях и на пенсию ушел либо с корабельного мостика, либо из кресла флагмана на ГКП или должности флагманского специалиста плавающего соединения. Если вновь обратиться к Таблице 21 Приложения 2, то становится очевидным, что каждый штурман прошел до трех должностных ступеней на кораблях, каждый артиллерист- до двух, каждый минер – не менее трех.

А вот как выглядит корабельная карьера некоторых наших товарищей, реконструированная по их анкетам:

Ващенко Б.И. : Прошел пять ступеней корабельной службы от командира группы до командира соединения.

Клычников В.Д.: Прошел пять ступеней корабельной службы от командира боевой части до командира соединения.

Максименко Ю.С.: Прошел пять ступеней корабельной службы от командира боевой части до начальника штаба соединения.

Попов В.М.: Прошел восемь ступеней корабельной службы от командира группы до флагманского штурмана флота.

Кузнецов В.Ф.: Прошел шесть ступеней корабельной службы от командира группы до командира корабля 2 ранга.

Плескачев А.П.: Прошел пять ступеней корабельной службы от командира боевой части до начальника штаба соединения.

Водолеев П.П.: Прошел пять ступеней корабельной службы от командира группы до командира корабля 2 ранга.

Синичкин Н.И.: Прошел шесть ступеней корабельной службы от командира группы до командира дивизиона кораблей.

Прокофьев Л.П.: Прошел пять ступеней корабельной службы от командира группы до командира корабля 2 ранга.

Юманов Ю.К.: Прошел пять ступеней корабельной службы от командира группы до командира корабля 2 ранга.

Разумеется, этот список не дает полной и достоверной картины. Он составлен только на основании тех данных, которые представлены в ответах на вопросы анкеты. Наверняка, кто-то что-то пропустил или не упомянул, не придал какому-то факту должного значения. Не исключено, что кто-то не правильно понял вопрос и представил не совсем достоверный ответ. Это не только возможно, но и допустимо в исследованиях подобного рода. Если кто-то попытается проанализировать коррелирующие, т.е. взаимосвязанные друг с другом ответы, то так же может обнаружить расхождения. Это ни в коем случае не должно восприниматься, как попытка ввести кого-то в заблуждение, или как стремление аналитиков материала исказить в каких-то целях объективную информацию. Подчеркиваем, что значительная часть информации в таких исследованиях носит субъективный характер, но с достаточно полной достоверностью отражает реальные объективные процессы.

О высоком уровне профессиональной подготовки и служебной мобильности выпускников ТОВВМУ 1958 г. говорит то обстоятельство, что за время службы в корабельных соединениях они освоили корабли 21 класса, типа и ранга, в том числе: штурмана –21, артиллеристы –9, минеры –11(См.: Таблица 14; Таблица 23 Приложения 2). Это естественно, так как штурман должен быть практически на каждом корабле, а артиллерист и минер, как правило, на кораблях – носителях ракетно-артиллерийского и минно-торпедного оружия. Но, как учил капитан 1 ранга Шпицберг, нет правил без исключений. Таких исключений было достаточно и у наших однокашников.

Таблица 14

Содержание
ответов

Факультеты

Всего: к-во / %

 
Штур.
Артил.
М.-тор.
 

Корабли 4 ранга:

7/29,17%

3 /13,64%

8/30,77%

18/25,0%

Корабли 3 ранга:

15/62,5%

9/40,91%

20/76,92%

44/61,11%

Корабли 2 ранга:

11 /45,83%

12 /54,55%

18/69,23%

41/56,94%

Корабли 1 ранга:

6 /25,0%

6/27,27%

2/7,69%

14/19,44%

Итого:

38/158,33%

29/131,81%

48/184,6%

115/159,72%

До поступления в училище и во время учебы в нем большинство из нас видело себя на мостике корабля в должности командира. Тогда это было самой заветной мечтой. Практика оказалась более прозаической. Очевидно, так оно и должно быть: страна не может изготовить корабль для каждого выпускника военно-морского училища. Но каждый курсант и флотский офицер должны четко знать, что такая перспектива вполне реальна и достижима. Это доказали своей службой 66,66% выпускников (См.: Таблица 15). При этом нужно иметь в виду и то обстоятельство, что некоторые офицеры командовали последовательно несколькими кораблями разных рангов. В целом, по полученным в ходе опроса данным, под командованием наших однокашников находились такие корабли и корабельные формирования:

Таблица 15

Какими кораблями и судами тебе довелось командовать?

Содержание
ответов

Факультеты

Всего: к-во / %

 
Штур.
Артил.
М.-тор.
 

Кораблем 4 ранга

3 /12,5%

2 /9,09%

4 /15,38%

9 /12,5%

Кораблем 3 ранга

10 /41,67%

1/ 4 ,55%

9 /34,62%

20 /27,77%

Кораблем 2 ранга

4 /16,67%

1/ 4 ,55%

6 /23,07%

11 /15,28%

Дивизионом кораблей 3 ранга

2 /8,33%

 

2 /7,69%

4 /5,56%

Бригадой кораблей 2-4 рангов

1/ 4 ,16%

 

1 /3,85%

2 /2,77%

Другое

2 /8,33%

 

 

2 /2,77%

Итого:

22 /91,66%

4 /18/18%

22 /84,62%

48 /66,66%

  Лойко А.Н.: Более 1 года (1984-1985 гг.) исполнял должность НШ Квмб (Крымской). И хотя во всех документах расписывался как «врид», никакого вреда службе от этого не было. А не назначен на эту должность по одной причине: за плечами не было академии!

Анализ приведенных данных показывает, что продвижение по службе и корабельная карьера определяются далеко не специальностью, полученной в училище. Вместе с тем обращает на себя внимание тот факт, что среди штурманов этот показатель самый высокий:

Таблица 16

Какая должность по специальности была для тебя последней, т.е. дальше ты должен был служить не по специальности?

Содержание
ответов

Факультеты

Всего: к-во / %

 
Штур.
Артил.
М.-тор.
 

Командир группы

 

3/21,43%

 

3 /6,38%

Командир боевой части

3/16,6%

2 /14,28%

4 /26,66%

9 /19,15%

Помощник, старший помощник командира корабля

2/11,11%

2 /14,28%

3 /20,0%

7 /14,89%

Командир корабля

9/50,0%

1/7,14%

8 /53,33%

18 /38,29%

Флагманский специалист соединения кораблей

2/11,11%

5/35,71%

 

7 /14,89%

Флагманский специалист флота

1 /5,56%

 

 

1/2,13%

Другое:

1 /5,56%

1/7,14%

 

2 /4,26%

Итого:

18/75,0%

14 /63,63%

15 /57,69%

47 /65,27%

Как показывают данные Таблицы 16, уже с должности командира группы наши товарищи стали переходить на должности, не требующие профессиональных знаний по полученной в училище специальности. И чем выше было должностное положение офицера, тем чаще ему приходилось принимать решение: оставаться специалистом – штурманом, артиллеристом, минером, или осваивать новый вид профессиональной деятельности. Но три человека до конца службы на флоте исполняли свои профессиональные обязанности по полученной в училище специальности: Попов В.М. – флагманский штурман Тихоокеанского флота, Васин В.Г .- заместитель начальника минно-торпедного управления Тихоокеанского флота, Иванов П.А. – заместитель начальника минно-торпедного отдела Черноморского флота. Последний и в настоящее время работает там же по специальности.

Конечно, тех, кто ушел в запас с должности командира корабля (командиром корабля, если не должен был, то мог стать каждый наш выпускник) или флагманского специалиста, тоже следует причислить к этой категории: ведь нас готовили к этой должности. Таким образом, реально в этот список следует включить: Климчука В.С., Надточего В.Д., Оболонского В.Ф., Попова Б.И., Галюка Г.Г., Медведева В.Я., Юманова Ю.К. – командиров кораблей; Коваленко Ю.И., Мартынова Н.Г., Плескачева А.П.. Просвирнина В.А. – флагманских специалистов корабельных соединений. Еще раз подчеркнем, что этот список включает только тех, кто прислал ответы на анкеты. На самом деле, этот показатель в абсолютных цифрах был бы выше, а в относительном выражении (в %%) результаты будут однопорядковые.

Небезынтересна позиция каждого опрошенного, точнее, ответившего, по оценке роли своей специальности, и вообще военной специальности, в службе (См.: Таблицы 24-26 Приложения 2). 35,6% ответов, как свидетельствуют данные Таблицы 24 Приложения 2, утверждают, что их авторы свою специальность за годы службы не меняли. Согласно ответам, 29,87% ответов подчеркивают, что профессиональные знания, полученные в училище, помогали освоить новые функциональные обязанности, а 24,67% - военно-профессиональная подготовка необходима каждому офицеру. Только 2 человека (2,59%) отметили, что специальность иногда создавала определенные затруднения для продвижения по службе. У троих человек (3,89%) ситуации складывались так, что, по их мнению, знания, полученные в училище, так и не были востребованы. Однако, это не означает, что их учили не тому, что необходимо для военной службы. Очевидно, их служебная деятельность не предусматривала использования знаний по артиллерийской специальности.

А вот что касается служебных военно-морских перспектив, то 50% опрошенных отметили: полученная в училище специальность привела их на мостик корабля в должностях от помощника командира корабля до командира соединения кораблей (См. Таблица 25 Приложения 2). Наиболее высокие показатели здесь у минеров (63,38%) и штурманов (58,33%).

Как правило, полученная в училище профессиональная подготовка не сказалась существенно на получении очередных воинских званий (См.: Таблица 26 Приложения 2). Правда, артиллеристы по специальности дослужились только до капитана 2 ранга, дальнейший рост званий происходил у них на других должностях. Самое высокое звание по специальности среди наших выпускников, сохранив преданность штурманскому делу, получил В.М.Попов. Реально он единственный из нас, кто по специальности дослужился до звания «контр-адмирал». Остальные адмиралы свои профессиональные знания по первичной специальности использовали как фундамент для освоения новых функциональных и профессиональных обязанностей. Что это так, сомневаться не приходится, так как фамилии всех наших выпускников, ставших адмиралами, известны, даже при том, что мы не имеем информации о многих наших однокашниках.

Проведенный опрос и полученные ответы о других местах службы (См.: Таблица 17) убедительно подтверждают то положение, которое уже определилось при предыдущем анализе результатов анкетирования. В целом 47 ответов свидетельствуют, что многие наши однокашники в разное время расстались с корабельной палубой и перешли на другую не менее ответственную и необходимую службу. Реально число давших такой ответ ниже, чем количество ответов, так как кто-то мог указать несколько позиций, что и предусматривалось самой постановкой вопроса. Содержание таблицы не нуждается в дополнительных комментариях.

Таблица 17

Содержание
ответов

Факультеты

Всего: к-во / %

 
Штур.
Артил.
М.-тор.
 

Это была служба по специальности

2/8,33%

 

3/11,54%

5/6.94%

Служба была связана с обеспечением деятельности кораблей и соединений

4/16,16%

6/27,27%

6/23,07%

16/22,22%

Служил на флоте, но не по полученной специальности

 

1/ 4 ,55%

2/7,69%

3/4,17%

Служил в частях, не имеющих прямого отношения к флоту

1/4,17%

4/18,18%

1 /3,85%

6/8,33%

Моя служба проходила в другом виде Вооруженных Сил

 

5/22,72%

 

5/6.94%

Вел преподавательскую работу

2/8,33%

4/18,18%

5/19,83%

11/15,27%

Другое:

 

1/ 4 ,55%

1 /3,85%

2/2,78%

Итого из опрошенных:

9/37,5%

20/90,90%

18/69,23%

47/65,27%

Сухую статистику Таблицы 17 дополняют живые воспоминания самих авторов ответов и материалы о них. Несколько ниже отдельные позиции этой таблицы будут развернуты при анализе других материалов.

Лойко А.Н.: В конце 1972 г. из-за болезней, связанных с позвоночником, признан «не годным к плавсоставу», что не помешало, однако, нести БС в Средиземном море с 1974 по 1975 г. в качестве «выездного командира» с задачей обучения молодых, только что назначенных командиров кораблей. Судя по послужной карточке, с задачами, кажется, справился.

Корнеев А.С. В последние годы службы перед увольнением в запас служил в должности заместителя начальника Управления Генштаба ВС СССР.

Кочергин Б.К.: После окончания ВМА получил инженерную специальность по техническим средствам кораблевождения. Был назначен младшим научным сотрудником в Институт ВМФ (навигационно-гидрографический, научно-исследовательский) – часть центрального подчинения.

Довольно широкий спектр должностей занимали наши однокашники вне кораблей и корабельных соединений (См.: Таблица 27 Приложения 2). 37,5% этого спектра составляли должности начальников отделов и им равных, начальников штабов и заместителей командиров войсковых частей. Три человека возглавляли такие части. Следовательно, применение их сил и способностей было достойным. Это подтверждается отдельными примерами.

Бобков Г.В.: Начались всевозможные реорганизации, сокращения – 1200 тыс. чел. и т.д. До нас никому дела не было, так как руководство боролось за то, чтобы их не сократили. Нам, молодым, предлагали, а точнее, без нашего согласия назначали на должности несуществующего командира группы на кораблях 3 и 4 ранга. И вот, посмотрев на весь этот и другой флотский бедлам, я всеми правдами и неправдами решил уволиться с флота на «гражданку». Поступил в Политехнический институт на факультет автоматики и телемеханики, причем незаконным путем: сделал липовую справку – разрешение на учебу. Тогда тем, кто имел высшее образование, не разрешали учиться. Мне даже не разрешили поступить на курсы эстонского и немецкого языков. Наконец я добился, что документы на мое увольнение прошли все инстанции и были в Москве. Я в июне 1961 г. женился, учился уже на 3-м курсе института и ждал документы на увольнение. Но в это время в ООН Н.С.Хрущев стукнул ботинком по трибуне, чем усложнил международную обстановку и т.д. Вызывают меня в ОК ВМБ и вместо документов на увольнение предлагают службу в ракетных войсках, как было сказано в шифровке. Меня взяли в оборот представители ракетных войск (разных), но я твердо сказал «нет». Мне угрожали отданием под суд военного трибунала, но я был тверд в своем решении. В кадрах, видимо, испугались такого поворота и предложили мне вариант. Если в мою медкнижку запишут, что я годен в плавсостав (а перед увольнением ВВК флота дала заключение о моей непригодности к службе в плавсоставе), то они от меня отстанут с РВ и оставят на флоте. Я так и сделал. Мне сделали такую запись, и я еще 5 лет прослужил на кораблях. И вот осенью 1962 г., когда сыну было всего полгода, а жена лежала в больнице с подозрением на злокачественную опухоль, меня вызывают в ОК ВМБ и предлагают должность командира отряда буксирных катеров на Чукотке. При других семейных обстоятельствах я бы с удовольствием принял это предложение. Но в данный момент я отказался и объяснил причину отказа. И вот тут снова принялись за меня, чтобы все-таки отправить туда. Мне стоило огромных усилий, чтобы остаться. На следующий год меня снова приглашают в ОК вмб и предлагают должность там же, на Чукотке, но уже на ступень ниже – командиром звена буксирных катеров. Я сразу же дал согласие. И тут началось все с точностью наоборот. Мне предлагали сначала позвонить через неделю, затем – через две и т.д., пока все не спустили на тормозах. Первое очередное после выпуска офицерское звание «старший лейтенант» я получил день в день через два года. А затем началось… Корабли малые, должностей нет, аттестации пишут такие, что впору давать звание Героя Советского Союза, а толку никакого нет.

Васин В.Г.: Многие годы занимал должности начальника минно-торпедного отдела ВМБ, флотилии разнородных сил, заместителя начальника минно-торпедного управления флота Тихоокеанского флота.

Казак В.В.: Будучи в Генштабе, постоянно взаимодействовал с флотами и Главным штабом ВМФ.

Чеботаев Г.Т. Прошел должностные ступени: оперуполномоченный, старший оперуполномоченный, зам. начальника отдела, начальник отдела контрразведки ТОФ; те же должностные ступени прошел в Главном управлении войсковой контрразведки КГБ СССР, ФСБ РФ.

Ряд товарищей ушли с флота по разным причинам. Некоторые проходили службу в других видах Вооруженных Сил, а потом все-таки вернулись на флот. Об этом они рассказывают сами.

Валентинов В.Ф. (Шкурко): Уже на 2-м курсе я понял, что это не мой путь в жизни, не мое призвание. И все-таки, под убеждением командира роты, я продолжаю учебу и заканчиваю училище. И в первый же день назначения на корабль подаю рапорт с просьбой уволить в запас. Через год моя мечта осуществилась. И прежде чем вкратце рассказать о моей дальнейшей судьбе, хочу подчеркнуть: я всегда буду благодарен судьбе, что 4 года я был в училище. После увольнения в запас я, честно говоря, не знал, чем заняться. И случай меня сводит с возможностью поступить на работу в должности диктора-практиканта Хабаровского краевого комитета по радиовещанию. И с тех пор и по сей день я с удовольствием, с большой любовью отдаю свою жизнь моей любимой профессии. Еще раз: всегда помню те замечательные годы, проведенные в училище.

Иванский А. Матч из комментаторской кабинки. Свысока. Дикторы на стадионе тоже плачут. –Советский спорт, 2001, 3 октября, с. 5:

В дикторской стоит тишина. В центре внимания – стройный и сосредоточенный Валентин Федорович. Он приветствует болельщиков, желает командам хорошей игры. Валентин Федорович держит осанку, говорит спокойно, но вдохновенно. Сквозь стекло дикторской каморки доносится эхо мягкого баритона Валентинова.

Рассказывает В.Ф.Валентинов : - Мне повезло в жизни поработать с великим Левитаном. Когда я пришел сюда в 1973 г., он еще работал в «Лужниках» Я многому у него научился. Главное – он показал мне напевность русского языка, его красоту и величие. Спокойный, благородный тон подчеркивает достоинства нашего языка, и всякого рода ди-джейские интонации, как мне кажется, ему не подходят.

-В жизни я не слежу за дикцией, я даже ругаюсь матом иногда, но эта кабинка для меня – сцена, понимаете? Эмоции свои диктор выражает, но исключительно в рамках профессии…

-Я не спортсмен, но благодаря спорту стал по-настоящему человеком, к тому же знаменит, имел счастье быть в дружеских отношениях со многими великими игроками.

-Многие говорят: «Какой у Валентина хороший голос!» Не правда, не в голосе дело. Голос – это лишь инструмент. Такой же инструмент, как скрипка или фортепиано. Надо лишь научиться правильно играть.

-Я люблю свою профессию и не представляю, что буду работать где то в другом месте. Много счастливых и просто приятных моментов связано именно с моей работой. …Профессия принесла мне настоящее счастье.

От автора : Валентинов, хоть и не столь заметная, но весьма колоритная персона в нашем спорте. В «Лужниках Валентин Федорович – непререкаемый авторитет. Работает здесь диктором с 1973 г. Многое повидал. Ездил в качестве диктора по всей России. Голос, мягкий баритон, настолько легко узнаваем, что знаком всем российским болельщикам. Это голос нашего спорта.

Балобин О. Я думал, Харламов его убьет…

- Весь хоккей, 2001, 26 сентября, с. 34-35.:

Начинал он на радио. В Лужники же пришел в 73-м. Тогдашнее лужниковское руководство попросило его провести один из матчей: «Попробуйте только, Валентин Федорович…» Он и попробовал… Эпоха пролетела у него перед глазами яркой до безумия кометой. Годы. Матчи. Люди. Какие люди! Со многими из них Валентинов дружит. Или дружил.

Гончаров В.Л.: В 1960 г. было крупное сокращение Вооруженных Сил. Я был «чужой» на Балтийском флоте, и начальству я «удачно» нашел причину. В Ленинграде вечером встретился с моими матросами (они все были старше меня на 1 год), уговорили выпить (без закуски). И это притом, что я тогда совсем не пил. Я поехал на такси, уснул в машине. Шофер вытащил у меня все, что мог, и свалил в снег у Морского завода. Удостоверение личности он сдал в комендатуру. Ночью меня поднял рабочий и отвел к себе домой. Я поспал до утра, спасибо ему. Результат: суд чести и ДМБ. Рабочие из Москвы, сдававшие аппаратуру, дали адрес завода, куда я и поступил работать в НПО «Агат» наладчиком нашей аппаратуры, где и «получил» хорошее профессиональное образование. По диплому с отличием меня без экзаменов приняли в Энергетический институт. Окончил его за 2 года и поступил в заочную аспирантуру при Институте физики Земли АН СССР, куда перешел работать. В 1970 г. защитил диссертацию по теме «Отличие различных взрывов от землетрясений». По очевидности результатов разработки (без тайного рецензента) зачли и утвердили степень кандидата технических наук. Проработал с 1970 до 1990 г. старшим научным сотрудником. По реформам Ельцина разработку вычислительной техники «убрали». Только спустя 10 лет после ДМБ, в 1970 г., при получении справки в военкомате я узнал, что демобилизован за систематическое пьянство. Не выдержал обиды и обратился к Главкому ВМФ. Письмо прошло много инстанций до Балтийска. Очень вежливо ответили и пригласили вернуться командиром зенитной батареи, но я уже был при «деле». Часто вызывали на переподготовку в Кронштадт, Балтийск, Лиепаю. С 1990 г. пришлось работать «где придется». Сейчас работаю с женой в частной фирме.

Кайгородов Б.М.: Через три года после выпуска из училища был направлен в РВСН: Приморский край, затем - г. Семипалатинск. В 1961 г., по решению Хрущева Н.С., разгоняли флот и дальнюю авиацию. По приказу попал в РВСН, где прослужил до сентября 1970 г. Облучился, получил заболевание крови. В ноябре 1970 г. вернулся на флот. Был назначен преподавателем, затем - старшим преподавателем военно-морской кафедры Владивостокского государственного медицинского института, где и прослужил до октября 1988 г. Затем ушел в отставку, остался там же в должности старшего преподавателя гражданской обороны и затем – старшим преподавателем - заведующим курсом медицины катастроф. По болезни ушел с кафедры в октябре 1998 г. С той поры и по сей день работаю начальником штаба гражданской обороны Приморского краевого диагностического центра в г. Владивосток.

Левагин Г.Д.:

В 1961-1965 гг. служил в РВСН в Амурской области. Так сложилась служба, что мне пришлось согласиться на перевод в Хабаровск на должность замначальника моботдела ОМУ штаба ДВО. На этой должности с октября 1976 г. по сентябрь 1989 г. Всякое было, но, думаю, я флот не опозорил. В управлении был секретарем парторганизации длительное время, членом парткомиссии штаба округа. По службе все шло как обычно, нареканий было мало. Я, хотя был в штате ДВО, но номенклатура моя Главного штаба ВМФ. Проверки все были с положительными результатами. Приходилось работать для ТОФ, и на меня замыкались все край/облвоенкоматы Камчатки, Магадана, Сахалина, Амурской области, Приморского и Хабаровского краев.

Примечание: Собеседования на предмет перехода в РВСН прошли многие наши однокашники. Часть свои позиции отстояла. Часть была назначена в РВСН. Так, пройдя службу в ракетных войсках, вновь вернулись на флот Захаров А.В., Кайгородов Б.М., Левагин Г.Д., Фентисов Н.М., Виноградов Ю.Е. Есть сведения о том, что служил в РВСН Деменок Ю.П ., но нет данных о его дальнейшей судьбе.

Тараканов Ю.М.: К сожалению, не могу внести достойный вклад в ваше исследование, так как сразу же после окончания училища сошел с военно-морской орбиты. Работал в системе НКВД-ФСБ, после демобилизации занимался околоспортивной деятельностью. А затем в качестве «специалиста по вопросам экономической безопасности» работал в различных коммерческих структурах. Ностальгия по морю выразилась в увлечении парусным спортом и прочими плавсредствами (Камское водохранилище – одно из крупных в стране). Сын – гонщик и тренер сборной по парусу. С удовольствием готов пригласить всех желающих летом познакомиться с уральской экзотикой.

Устинов В.Г.: В 1957 г. сокращение ВС на 1 млн. 200 тыс. коснулось и нашего училища: был полностью расформирован и переведен в статус высшего мореходного училища 4-й курс, с нашего 3-го курса подлежали увольнению 10 человек с дефектами здоровья. В числе последних оказался и я (близорукость левого глаза). В январе мы прошли комиссию в военно-морском госпитале: признаны негодными для плавсостава. Решение Главкома ВМФ о нашем увольнении в запас после окончания 3 курса было подписано 3 марта. Поскольку моя военно-морская карьера на этом заканчивалась, то я не стал дожидаться конца семестра и подал рапорт об отчислении меня на флот. 10 апреля в звании старшины 2 статьи я был отправлен в экипаж, где пробыл пару недель, после чего около 2-х месяцев прослужил старшим делопроизводителем отдела кадров ТОФ (за штатом). В начале июня меня направили к постоянному месту службы в дивизию торпедных катеров (залив Стрелок). Там моя служба длилась ровно 2 недели, т.к. пришел приказ об увольнении меня в запас на основании решения Главкома ВМФ от 3 марта 1957 г. После увольнения я был принят без экзаменов на 2 курс факультета радиосвязи и радиовещания Новосибирского электротехнического института связи (НЭИС), который закончил в 1961 г. Вместе со мною в ту же группу были зачислены Володя Венгерский из нашего отделения (комиссован по болезни; к сожалению, не проучившись и месяца, он бросил институт), Иван Паталюков (штурман, комиссован из-за язвы желудка, Александр Грехов (минер с предыдущего курса, сломал руку на перекладине и был комиссован). Венгерский окончил Новосибирский техникум кинофикации (дальнейшая его судьба мне неизвестна). Иван Паталюков закончил телефонно-телеграфный факультет НЭИС, судьба его мне тоже не известна. Александр Грехов закончил вместе со мной факультет радиосвязи, был призван в КГБ и закончил службу в Йошкар-Оле. У нас в институте была спецкафедра, и все выпускники после окончания стали офицерами запаса в звании младшего инженер-лейтенанта. Поскольку в институте я специализировался на телевидении, то в силу личных причин (жена была в положении, а женился я на 5-м курсе, ее родители жили в Алма-Ате) распределился в Алма-Ату на должность начальника мастерской телевизионного ателье (как отличник имел право выбора). Проработал там до 30 января 1963 г. В январе 1963 г. мне присвоили звание «инженер-лейтенант» и снова призвали на службу. Попал я на Передающий радиоцентр 1 Узла связи Генерального штаба, где прослужил ровно 25 лет. Начинал службу начальником смены, закончил – заместителем командира – главным инженером части. После увольнения (1988 г.) продолжаю работать на этом центре служащим в должности инженера отдела. В 1982 г., в преддверии увольнения в запас, направил через отдел кадров Узла связи запрос в училище для подтверждения выслуги лет. Пришел ответ, что мое личное дело находится в Военно-морском архиве в Гатчине. Оттуда вскоре пришло подтверждение о моем пребывании в училище.

Но самое главное – я получил письмо от Виталия Кузнецова (мой однокашник по 2-му взводу). Он в момент получения запроса был начальником строевого отдела ТОВВМУ. Виталий просил меня ответить, что я и сделал с большим удовольствием.

Так завязалась наша переписка. Во втором письме он написал, что Саня Довбыш служит в Москве. А поскольку я служил на 1 УС ГШ, где сосредоточены все справочные данные о телефонах МО СССР, то мне не составило труда его отыскать. Я поставил себе цель: разыскать всех, кто со мной учился. От Довбыша цепочка вывела меня на Плескачева, Мыскина, Соболева, Савинова, Прокаева, Кондратенко, Лойко .

В 1987 г. перед увольнением в запас я поехал в гости к Толе Лойко (он был в то время начальником штаба тыла ТОФ). Там, во Владивостоке, встретился с Толей Флусовым (он встречал меня на вокзале вместе с Лойко), Колей Фентисовым . Последний сказал мне, что Дойниченко служит в Москве (последнего я разыскал через знакомых военных строителей). В адресном бюро г. Владивостока тогда же узнал адреса Кайгородова, Грекулова, Решетова. В 1989 г. (если не ошибаюсь) моя младшая дочь во время турпоездки в город Пермь разузнала адрес Юры Тараканова. От него в письме я узнал, что в молодости был зарезан Юра Коренев ( Примечание: По данным, полученным от сына Коренева в 2002 г., его отец умер в 1999 г.) и впоследствии умер Козырев .

Так, понемногу я узнавал о судьбе моих однокашников из ТОВВМУ. Я счастлив, что снова вместе с вами, поскольку, несмотря на сугубо сухопутную службу, душою навеки связан с флотом, и этой своей юношеской привязанности буду верен до конца своей жизни.

Бобков Г.А.: В 1966 г. подвернулась возможность перейти на военно-морской цикл Таллиннского мореходного училища ММФ, где я прослужил 16 лет до самого увольнения в запас в 1982 г. Сначала 3 года был командиром учебной роты, а затем преподавателем и старшим преподавателем. Переходя в среднее учебное заведение, я представлял себе, что перспектив дальнейшего роста для меня будет мало, так же как и материальных стимулов, но зато меня устраивало больше мое психологическое и моральное состояние.

Юманов Ю.К.: В 1977 г. мне была предложена дальнейшая служба в морских частях пограничных войск в связи с сокращением моей должности заместителя начальника штаба бригады и нехваткой командиров кораблей в Корсаковской бригаде. Я с удовольствием согласился. В тот год передавался целый ряд кораблей из соединений овра флота в связи с реорганизацией охраны 200-мильной экономической зоны и возложением этой задачи на погранвойска. Служба на море мне всегда нравилась, и я сейчас с удовольствием вспоминаю время, проведенное в морских частях погранвойск КГБ СССР. Охрана государственной границы СССР и экономической зоны была конкретным делом, причем в довольно сложных условиях, в районе, прилегающем к Курильским островам и о. Сахалин. У меня нет ни сожалений, ни огорчений по этому поводу. Последние 10 лет службы у меня прошли в зоне Курильских островов с довольно хорошими результатами по службе. Бывший флотский офицер дважды в Тихоокеанском пограничном округе признавался в приказах лучшим командиром по службе. Режим использования корабля 0,5-0,7 в месяц. Сколько задержал нарушителей границы и правил рыболовства, не считал, но знаю, что топливо зря не жег. Это была хорошая служба. Сколько сдал наличных денег за штрафы и по документам, тоже не считал. Знаю, что не один миллион. Ни ПСКР «Сахалинский комсомолец», ни ПСКР «Амур» в числе последних никогда не были.

Около 30 человек, из числа опрошенных, проходили службу в военных и гражданских учебных заведениях. (См.: Таблица 28 Приложения 2). И здесь был достаточно весом их вклад. Свидетельством этого является та служебная и научно-педагогическая деятельность, которую они осуществляли: от командира учебного подразделения до заместителя начальника академии. 9 человек проходили службу в Военно-морских училищах, в том числе в родном ТОВВМУ - Граждан В.В., Лежнюк Л., Кузнецов В.Ф., Прокофьев Л.П.; 5 – в военных академиях. 3 человека ( Кочергин Б.К., Барсуков И.И., Галкин А.М.) окончили адъюнктуру очно и 1 ( Амирян В.А. ) – заочно.

Следует заметить, что в Таблице 28 Приложения 2 приведено количество ответов, что больше, чем количество соответствующих им конкретных лиц, так как некоторые из них прошли несколько служебных ступеней в ввузах. Так, Галкин А.М. после окончания очной адъюнктуры при Военно-морской академии был назначен преподавателем в Военно-политическую Академию имени В.И.Ленина, где через три года стал заместителем начальника кафедры тактики и оперативного искусства ВМФ. Амирян В.А. после окончания военно-педагогического факультета ВПА имени В.И.Ленина получил назначение преподавателем в КВВМУ им. С.М.Кирова, где стал начальником кафедры марксизма-ленинизма, затем был переведен преподавателем в ВПА им. В.И.Ленина, там же был назначен через некоторое время старшим преподавателем кафедры научного коммунизма. Барсуков И.И. после окончания военно-морского факультета ВПА имени В.И.Ленина поступил в очную адъюнктуру по кафедре научного коммунизма. В этой же академии прошел должностные ступени: преподаватель, старший преподаватель, заместитель начальника кафедры научного коммунизма, начальник учебного отдела академии и заместитель начальника академии по учебной и научной работе.

Не только на кораблях, в частях берегового базирования и военно-учебных заведениях нашли применение своим знаниям, способностям и опыту наши однокашники. Многие из них занимались вопросами управления силами флота, повышения боеготовности кораблей соединений и объединений, других структур Вооруженных сил страны, исполняя должности в различных штабах и органах управления. Как свидетельствуют данные Таблицы 29 Приложения 2, в штабах от дивизиона кораблей вплоть до Главного штаба ВМФ и Генерального штаба Вооруженных Сил наши однокашники, принявшие участие в опросе, занимали 71 ответственную должность.

Чисто статистический подход дает основание сделать вывод, что от 83,33% (штурмана) до 123,07% (минеры) наших однокашников проходили в свое время службу в различных штабах и органах управления. Фактически же, многие могли пройти несколько должностей либо в одной управленчески-штабной структуре, либо могли служить в таких структурах различного уровня. На практике имело место и то и другое (Например, Ващенко Б., Максименко Ю.С., Попов В.М., Довбыш А.К., Казак В.В. и другие). Поэтому правильно вести речь о том, что многие из наших однокашников прошли эту службу, а минеры – даже многим более 100%. По средним показателям, штабную работу могли исполнять 98,61% наших товарищей, т.е. практически все. На долю штабов дивизионов, бригад и дивизий пришлось 43,05% штабных должностей, занимаемых нашими однокашниками, а на долю штабов оперативного и стратегического уровня – 36,11%. Таким образом, есть все основания для того, чтобы утверждать, что наши товарищи играли существенную роль в деятельности штабов тактического и оперативно-стратегического уровня.

содержание

О нас | Карта сайта | © 2005 - 2010 GodCom