Rambler's Top100

Штурманская книжка.RU

Перейти на домашнюю страницу Написать письмо автору Перейти на Narod.ru
Новости | Архив новостей
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>> | <<Раздел 4>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>>
Штурманская служба Тихоокеанского флота

Библиотека штурмана

ЧАСТЬ 1. В НЕДРАХ СТАРОГО ФЛОТА

 

ЗА ЧТО АДМИРАЛ СПИСАН НА БЕРЕГ.

•  Да, братцы, надоело мне в этом проклятом экипаже! Если-б не адмирал, давно ушел бы на эскадру. Правда и ему тяжело, хоть и на тачке каждую субботу ходит, ну а мне уж просто невтерпеж! Уйду! Обязательно уйду! – запальчиво сам себя стал уверять Могила.

•  Надоело расплетать концы на каболки для швабр. Уйду! Бог с ним, с адмиралом.

Юнги сочувствуют Могиле.

•  Могила, скажи, пожалуйста, за что ты попал в полуэкипаж? – полюбопытствовал Вершинин.

•  Ни за что! Просто адмирал с собой взял.

•  Ну а адмирал за что списан на берег?

•  Да тоже ни за что … Человек убился, а его списали.

•  Как так, человек убился? Ты расскажи толком, - заинтересовались юнги.

•  Ну чтож0, можно и рассказать, - согласился Могила.

И рассказал …

Было это по второму году моей службы на броненосце «Георгий Победоносец», я тогда марсовым числился. Хорошая специальность, когда на блокшкиве служишь! А «Георгий Победоносец» стоял блокшкивом у Графской пристани под штабом флота. Стояли мы, как и полагается, первым трапом к стенке. Вот этот-то первый трап и наделал дел! А дело вот в чем.

По уставу нижние чины, то есть мы – матросы, имели право войти на корабль только по левому трапу, а так как судно стояло правым бортом к стенке, то нам приходилось и на судно, и с судна сходить на шлюпках. В рабочие дни это в глаза особо не бросалось, ну а в дни увольнений публика специально из города на пристань приходила, что бы на десантную операцию посмотреть. Командовал «Георгием Победоносцем» капитан 1-го ранга Александров, а старшим офицером у него был старший лейтенант Пальчиков. Почудили они на «Победоносце» вволю. И тот, и другой с корабля не сходили. Были ли у них на берегу родные или знакомые, так до сих пор и не известно. Земля для них не существовала. А Пальчиков, так тот и каюты не признавал. Ходит круглые сутки по палубам, а устанет – на мостике посидит и опять по палубам ходит. Чистоту и порядок поддерживал удивительные. Еще до меня флагманы с эскадры не раз пари проигрывали споря, что на «Победоносце» белую перчатку все-таки замарать можно. Спорили, на судно приходили, во все уголки залазили, но так перчаток и не замарали.

Давно уж с Пальчиковым никто не спорил, все были уверенны, что на «Победоносце» грязи не найти. Вот каким был тогда Пальчиков! И чтобы особо зверствовал – так нет. Но как-то службу так поставил, что все само собой делалось. Боцман даже линьков не применял, одной цепочкой от дудки обходился. Медяшка блестела, палубы как скатерти чисты, а на переборки как в зеркало глядись. Короче говоря – порядок!

Что касается увольнений на берег, то с этим обстояло хуже. Увольняли редко и с придиркой. Бывало, выстроят увольняемых по дудке на шканцах, - сначала боцман смотрит, потом Пальчиков проверит, наконец каперанг по фронту пройдет и каждого внимательно осмотрит. Каждый из них, соответственно своему чину и настроению из строя ребят повыведет и за нарушение формы одежды без берега оставит. Были такие неудачники, которые службу кончали так и не побывав на берегу. Помню, это было в воскресенье, народу на пристань привалило тьма-тьмущая. Да все барыньки с господами, да офицеры с дамами. Зонтики всех цветов, - таковое поле в цвету да и только! Погода хорошая, делать нечего, вот и пришли на десантную операцию поглядеть. Ребят к тому времени уже на шканцах выстроили. Пальчиков и Александров петушатся, увольняемых проверяют. Человек из трехсот не больше сотни оставили, но команды «шлюпки на воду» не подают, команду оглядывают, как бы какое упущение не пропустить.

Наконец Александров сказал, Пальчиков передал, вахтенный офицер скомандовал, а боцман на дудке просвистел:

•  Шлюпки на воду! Увольняемым по шлюпкам садись! Отваливай!

Шлюпки отвалили от трапов и выстрела тут же на стенку людей высадили. Ветерка даже легонького не было, но ребят как ураганом с пристани сдуло. Каперанг, пока глаза с отваливших шлюпок на пристань перевел, людей уж и след простыл. Рады, что на берег сошли. Теперь поскорей и подальше от глаз начальства, а то и недолго назад, на корабль вернуться из-за какой-либо складочки на брюках уставом не предусмотренной.

Как на берегу время проводить не стану … вроде нашего. А вот за что Александрова и Пальчикова на берег списали – слушайте!

Как всегда, так и в это воскресенье, за час до спуска флага, шлюпки, стрелы и лебедки были приведены в готовность к приему людей с берега. Без пяти девять шлюпки отвалили от кораблей и ровно в девять пристали к стенке. Половина уволенных с трудом погрузилась в шлюпки и своим ходом поднялась по штормтрапам на судно, а вторую половину людей пришлось грузить. Вот тут-то и были пущены в ход стрелы и лебедки. У кого сил хватило только до стенки добраться, тех Александров и пальчиков на корабль в сетках стрелами поднимали. Раньше всегда благополучно сходило, а сегодня что-то не ладилось. Первую сетку, человек десять, подняли – ходовой конец заело. Сетка минут десять у нока стрелы болталась, пока я конец не освободил. Пальчиков нервничать стал, вместо «Вира помалу!» – «Вира полный!» командует, но ничего, благополучно прошло.

Третью сетку подымать стали, Пальчиков «Вира полный!» скомандовал, а Александров с мостика – «Майна полный!» басом прогрохотал. Вот эта «Майна полный!» и была его последняя команда на «Победоносце». Как смайновали – шесть человек с бака своим ходом ушли, а седьмой лежать остался. Пальчиков было к нему, а тут боцман докладывает :

•  Ваше высокоблагородие! Разрешите Свинарчука в околодок снесть, так как насмерть убился и мозги на палубе растерял!

Снесли этого Свинарчука в околодок, стрелы на место завели, а остальных уволенных не по уставу, а по трапу на судно принесли. Александров первый раз на берег съехал, а Пальчиков в кают-компании пьяным напился и с тех пор на верхнюю палубу почему-то не подымался. А через неделю Александрова в контр-адмиралы произвели и вместе с Пальчиковым на берег списали. Вот и сидят они теперь в экипаже, один по субботам на тачке в «кругосветку» ходит, а другой с матросами соревнуется – кто кого пересмотрит. Хорошие командиры, а ни за что на берегу лямку тянут. Свинарчук убился! Это ему так уж на роду написано было. Ни его первого «полным майновали» и ничего, а тут вот человек убился! Судьба … а командиры тут ни при чем. Вот если бы они за пьянку в штрафные или на «плавучку» списывали, тогда дело другое!

•  Но таких на берег что-то не списывают, - несколько философски закончил свой рассказ Могила о «невинно» пострадавших своих любимцах Александрове и Пальчикове.

  СОДЕРЖАНИЕ  
Предыдущая страница
....
Следующая страница
О нас | Карта сайта | © 2005 - 2010 GodCom