Rambler's Top100

Штурманская книжка.RU

Перейти на домашнюю страницу Написать письмо автору Перейти на Narod.ru
Новости | Архив новостей
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>> | <<Раздел 4>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>>
Штурманская служба Тихоокеанского флота

История штурманской службы

ШТУРМАНСКОЕ ЧИСТИЛИЩЕ

Судьбы штурманов русско-японской войны 1904 – 1905 гг.
Сажаев М.И.
Владивосток
2005 г.

Цусимская трагедия – теперь уже события 100-летней давности. Прошедший век давал разные оценки тем событиям, превознося на вершины славы героев и низвергая в пучину позора трусов. О событиях русско-японской войны, причинах поражения русского флота, о действиях кораблей и командиров, о матросах русско-японской войны написаны тысячи страниц, изданы сотни книг.

В этом небольшом очерке хотелось бы рассказать о судьбах штурманов, принимавших участие в русско-японской войне, прошедших Порт-Артур и Цусиму.

Почему о штурманах? Не только в силу профессиональной принадлежности к этому славному племени. Судьбы штурманов Порт-Артура и Цусимы теснейшим образом связаны судьбами Командующих флотом, командиров эскадр и кораблей, с судьбой России. Русско-японская война с 1-й Тихоокеанской (Порт-артурской) эскадрой обошлась жестко, а со 2-й Тихоокеанской при Цусиме – жестоко и безжалостно. Через горнило войны пролегли и штурманские судьбы офицеров кораблей, флагманских штурманов.

ПОРТ-АРТУРСКИЕ ШТУРМАНЫ

Перед войной основная часть русских кораблей была сосредоточена в Порт-Артуре, корабли занимались боевой подготовкой, но никто не ожидал, что война примет от русских моряков столько жертв. Говоря о подготовке порт-артурской эскадры, отмечали «высокий уровень постановки артиллерийской и штурманской службы под руководством флагманских офицеров: артиллерийского – лейтенанта Мякишева А.К. и штурманского - подполковника корпуса флотских штурманов Коробицына А.А.». Штурманская служба обязана была быть на высоте – корабли много ходили, а условия плавания в морях Дальнего Востока простыми не назовешь даже сегодня.

С началом войны, однако, штурманам в Порт-Артуре решать навигационные задачи в море приходилось не часто, поэтому и заметны они были только в тех морских событиях, которые хорошо известны: в бою крейсера «Варяг», при гибели броненосца «Петропавловск», при попытке прорыва эскадры во Владивосток и бою в Желтом море. В 1904 году русско-японская война началась под Чемульпо героическим боем крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой контр-адмирала Урио. Споры об этом бое не утихают уже более ста лет, одни видят в нем героическое начало, другие – неудачу, а отдельные – даже трусость. Сегодняшними мерками тот неравный бой оценивать по меньшей степени некорректно. Выбор командиром сражения, а затем отход и затопление крейсера в сложившихся условиях были верными. В коротком сражении, как предтеча всей русско-японской войне, было все – смелость и вера в победу, неготовность к бою и героизм, жертвенность кораблем и собой …

В первом Чемульпинском бою 27 января (9 февраля) 1904г. первым принял смерть штурманский офицер – на крейсере «Варяг» одним из первых японских снарядов, попавших в крейсер был убит младший штурманский офицер мичман граф Алексей Нирод. Снарядом разрушило крыло переднего мостика, возник пожар в штурманской рубке. Вместе с младшим штурманом графом Ниродом были убиты или ранены все дальномерщики станции №1. Останки мичмана Нирода легли на дно вместе с крейсером при его затоплении, крейсер стал его могилой. Алексей Нирод был единственным из офицеров, погибшим в этом бою. С него начались штурманские потери, отсюда началась и штурманская Голгофа.

Порт-артурская эскадра в первые дни войны потеряла не только крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец» в Чемульпо, 27 января 1904 года в первой японской атаке на эскадру были повреждены эскадренные броненосцы «Ретвизан» и «Цесаревич», крейсер «Паллада». До прибытия Командующего флотом в Тихом океане вице-адмирала Макарова С.О. в Порт-Артур эскадра зализывала раны от первых японских атак, ремонтировала подорванные корабли.

У Макарова флагманским штурманом становится подполковник корпуса флотских штурманов Коробицын Александр Александрович. Энергия Командующего флотом не дает застояться кораблям, не дает «залежаться» штабу и флагманским специалистам. Макаров и штаб стремятся к активным действиям, к встрече с врагом в море. Важным событием в жизни порт-артурской эскадры становится первый с начала войны выход 9 марта 1904г. завершивших ремонт эскадренных броненосцев на внешний рейд Порт-Артура навстречу японскому флоту в малую воду.

Выход представлял из себя выдающееся событие, до сих пор не имевшего места в жизни эскадры, так как не было еще случая, чтобы глубокосидящие суда рисковали выйти из гавани в малую воду. За короткое время с 7 до 8.30 на рейд вышли броненосный крейсер «Баян», крейсера «Новик», «Аскольд», «Диана» и 12 миноносцев. Интервал прохода боновых ворот составлял 5-7 минут. В течении последующего часа вышли из гавани броненосцы «Петропавловск», «Полтава», «Севастополь», «Пересвет» и «Победа». Выход в море русской эскадры не дожидаясь прилива по малой воде стал неожиданностью для врага и заставил их отойти, не приняв боя. Здесь, безусловно, была и командирская смелость Макарова, и штурманские расчеты, решительность Макарова подкреплялась грамотной работой его штаба. Выход навстречу противнику и готовность эскадры к активным действиям вселяли уверенность, что впереди будет бой и победа. Уверенность в своих силах появлялась и во время совместных плаваний и эволюций кораблей эскадры, проводимых Макаровым на внешнем рейде и подходах к Порт-Артуру. Совместное плавание кораблей эскадры в единых строях и ордерах, а также подготовка к эскадренному бою не проходили гладко – броненосец «Севастополь» наваливается и таранит броненосец «Победа».

Повреждения потребовали опять ремонта, но и реакция Командующего на это была незамедлительной - командир «Севастополя» был заменен (с крейсера «Новик» пришел капитан 2 ранга Эссен Н.О. – будущий Командующий флотом Балтийского моря в следующей 1-й мировой войне).

Флагманский штурман Коробицын А.А. разделил судьбу своего Командующего – погиб с вице-адмиралом Макаровым С.О. на эскадренном броненосце «Петропавловск» при взрыве на японских минах 31 марта 1904 года. Из судовых офицеров на «Петропавловске» погиб младший штурманский офицер мичман Болиско С.Д.

Послемакаровский период порт-артурской эскадры долго раскачивал весы, на которых лежала судьба кораблей, да и итог русско-японской войны тоже. У русских и японцев были успехи, были неудачи, но о поражении не думали. Бой и гибель «Стерегущего» были отчаянными. Но его можно было избежать, знай командир хорошо морской театр плавания. В похожей ситуации командир миноносца «Расторопный» лейтенант Лепко В.И., прекрасно знающий глубины, мели и фарватеры у Порт-Артура, возвращаясь с дозорной службы из Инкоу, уклонился от боя с более сильным противником и провел корабль под берегом по не оборудованному навигационными знаками мелководному фарватеру. Японцы тогда не решились приблизиться, боясь выскочить на мель. У командира «Стерегущего» лейтенанта Сергеева А.С., только что назначенного на миноносец, и не имевшего опыта плавания в морях Дальнего Востока, были ориентиры, схема с фарватером и зарисовки Лепко, которые могли помочь опознать берег и безопасно пройти, но видно не было командирской уверенности, что пройдет у мелководного берега и скал. Не способный побледнеть перед неприятелем, командир миноносца боялся берега, его камней и рифов. «Стерегущий» смело и героически сражался, но погиб. Такова цена незнания театра плавания. Капитан 2 ранга Лепко В.И. после Порт-Артура служил на Балтике, был флагманским штурманом минной дивизии, а затем флагманским штурманом Морских Сил Балтийского моря. В годы 1-й Мировой войны на Балтике, хорошо освоив и изучив шведские и финские шхеры капитан 1 ранга Лепко Владимир Иванович успешно проводил по ним корабли при развертывании сил из финского залива в Ботнический залив и открытую часть Балтийского моря. Порт-Артурский опыт Лепко оказался востребованным на Балтике.

В майские дни 1904 года у японцев тоже были неудачи. На минах, выставленных минным заградителем «Амур», были повреждены броненосцы «Хацусе» и «Яшима». Минные постановки впервые в российском флоте были произведены на выявленном маршруте движения неприятельских кораблей. С задачей постановки минных заграждений на пути японских кораблей успешно справился командир минного заградителя «Амур» капитан 2 ранга Иванов Ф.Н.

Не последняя роль в успехе минных постановок принадлежала штурману минзага мичману Давыдову Б.В. Штурманские расчеты позволили скрытно точно на пути японских кораблей выставить мины. Успех минного оружия в этот день не был использован командующим вице-адмиралом Витгефтом В.К., русские броненосцы и крейсера из Порт-Артура не вышли. При сдаче крепости Порт-Артур Давыдов «пошел в плен в Японию, дабы разделить участь нижних чинов». После русско-японской войны Давыдов Б.В. ярко проявит себя при гидрографических исследованиях в морях Дальнего Востока. Он будет руководителем Гидрографической экспедиции Восточного океана, в сложные годы революции и перемен власти в 1922 году возглавит созданное Управление по обеспечению безопасности плавания и кораблевождения на Дальнем Востоке (Убекодальвост), пройдя через горнило чисток, останется патриотом и гражданином России.

Летом 1905 года решалась судьба порт-артурской эскадры. Командующий вице-адмирал Витгефт В.К. предпринял две попытки прорыва кораблей во Владивосток. Первая завершилась только выходом кораблей на внешний рейд Порт-Артура, а при второй 28 июля 1905г. произошло сражение русских и японских кораблей в Желтом море. Бой 28 июля был проигран, когда у русских уже был успех и наметился прорыв. Кораблям не хватило совсем чуть-чуть, когда от японского снаряда на эскадренном броненосце «Цесаревич» погиб вице-адмирал Витгефт В.К. Броненосные корабли возвращаются в Порт-Артур, крейсера прорываются и уходят в нейтральные порты. От разрыва снаряда, убившего Командующего эскадрой, погиб и его флагманский штурман лейтенант Азарьев Н.Н.

В Порт-Артуре лейтенант Азарьев Н.Н. был с первых дней войны флаг-офицером штаба ТОЭ, участвовал в обороне Порт-Арту¬ра. Отличился при отражении минной атаки на корабли 1-й ТОЭ 26 января и в бою с эскадрой противника 27 января 1904г. Добровольно участвовал в разоружении под¬рывных устройств на японских брандерах, прорвавшихся ко входу на внутренний рейд Порт-Артура. Короткое время командовал миноносцем «Бурный». 7 апреля 1904г. Азарьев Н.Н. был назначен флагманским штурманом Морского походного штаба наместника ЕИВ на Дальнем Востоке. Он, как и его предшественник в должности флагманского штурмана подполковник корпуса флотских штурманов Коробицын А.А., разделил судьбу своего Командующего – погиб с ним на корабле в бою.

В Желтом море в бою 28 июля погибли на эскадренном броненосце «Цесаревич» старший штурманский офицер лейтенант Драгишевич-Никшич С.В., на эскадренном броненосце «Полтава» младший штурманский офицер мичман Де-Ливрон Б.Р. (5-й). Штурманы порт-артурской эскадры прошли через горнило войны с честью и достоинством. И судьба вела их к своим вершинам.

Старший штурман крейсера «Варяг» Беренс Евгений Андреевич поднялся до высшей ступени служебного роста, стал Командующим Морскими силами советской республики. Он участвовал в героическом бою крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» при Чемульпо, за бой награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. После войны преподавал в Морском корпусе, служил старшим офицером броненосца «Цесаревич», принимал участие в спасении жителей г.Мессины (Италия) во время землетрясения. Добровольно перешел на сторону революции, стал первым советским начальником Морского Генерального штаба, а в 1919г. - Командующим Морскими Силами республики. Разрабатывал план Ледового похода Балтийского флота (1918) и обосновывал доклад Советскому прави¬тельству о необходимости затопления кораблей Черноморского флота в Новороссийске в 1918г. Впоследствии был военно-морским атташе СССР в Англии и Франции, участвовал в работе советской делегации на Генуэзской, Лозаннской и Рижской мирных конференциях, а также в работе комиссии по разору¬жению в Женеве. Похоронен Беренс Евгений Андреевич на Новодевичьем кладбище в Москве.

У Штурманской службы ВМФ стало традицией отдавать дань памяти ему и штурманам русско-японской войны при проведении в Москве сборов руководящего состава Штурманской службы всех флотов. Штурманская память протянулась нитью через века и войны.

Его младший брат Беренс Михаил Андреевич, в Порт-Артуре был младшим штурманским офицером эскадренного броненосца «Севастополь». На «Севастополе» к нему пришел опыт и решительность, а также безграничная любовь и вера к российскому флоту. Броненосец «Севастополь» не погиб во внутренней гавани Порт-Артура, перед сдачей крепости он был отведен командиром капитаном 2 ранга Эссеном Н.О. в бухту Белого Волка, где в течении 6 ночей отбивал атаки японских миноносцев, а 20 декабря 1904г. отведен своим экипажем на глубокое место, взорван и затонул. Во время 1-ой Мировой войны, Михаил Беренс был командиром новейшего эсминца Балтийского флота «Новик». В 1914г. в бою с двумя немецкими эсминцами он одержал блестящую победу, потопив «V-99» и повредив «V-100». После этого Беренс М.А. командовал линкором «Петропавловск», был начальником штаба Минной обороны Балтийского моря.

Октябрьская революция 1917г. братьев Беренсов развела по разные стороны – Евгений остался в красном флоте, Михаил – ушел с белым флотом. Михаил Беренс на Дальнем Востоке в 1920 году командовал Морскими силами на Тихом океане, а в ночь на 31 января 1920г. возглавил уход вспомогательных судов из Владивостока в Цуругу. Осенью 1920г., прибыв на Черное море в подчинение Врангелю П.Н., возглавил боевую деятельность сил белогвардейского флота на Азовском море, командовал отрядом судов ЧФ, был старшим морским начальником в Керчи. В конце 1920г. контр-адмирал Беренс М.А. руководил переходом кораблей черноморской эскадры в Бизерту (Тунис). Там он остался с русским флотом навсегда, командуя до 1924г. русской эскадрой, а затем живя как частное лицо.

В Порт-Артуре адъютантом при командире порта был Вилькицкий Борис Андреевич. После русско-японской войны он служил на Балтике флагманским штурманом минной дивизии (сменил капитана 1 ранга Лепко В.И.). В 1913г. Вилькицкий назначен командиром «Таймыра» и начальником Северной экспедиции. Экспедицией в составе «Таймыра» и «Вайгача» были открыты острова Императора Николая II (Северная Земля), Цесаревича Алексея (м.Таймыр), корабли совершили первый кругосветный переход из Владивостока в Архангельск с одной зимовкой. Именем Вилькицкого назван пролив в Карском море, ряд островов в Баренцевом, Восточно-Сибирском морях и море Лаптевых. След порт-артурских штурманов остался заметным не только в событиях русско-японской войны, но и в истории военно-морского флота и России.

 

 

 

 

 

 

ШТУРМАНЫ ВЛАДИВОСТОКСКОГО ОТРЯДА КРЕЙСЕРОВ

Владивостокский отряд крейсеров был создан к началу русско-японской войны, в его состав вошли крейсера «Россия», «Рюрик», «Громобой», «Богатырь».

Штурманам Владивостокского отряда выпала судьба решать задачи в крейсерских набеговых операциях, проводимых у побережья Японии и Кореи. Навигационные условия решения этих задач были не менее сложные, чем в Желтом море. Первые два февральских похода на Гензан крейсера водил капитан 1 ранга Рейценштейн Н.К., а с назначением командующим флотом вице-адмирала Макарова С.О. начальником отряда крейсеров стал контр-адмирал Иессен К.П., бывший младшим флагманов эскадры. Под его началом в апреле крейсера провели успешную операцию у берегов Кореи и на подходах к Сангарскому проливу.

Флагманского штурмана в отряде крейсеров не было, его обязанности исполнял старший штурманский офицер крейсера «Россия» лейтенант Иванов С.А., так как на «России» держал свой флаг начальник отряда крейсеров.

Успешные действия крейсеров были омрачены навигационной аварией крейсера «Богатырь». 2 мая у мыса Брюса в Амурском заливе по пути в залив Посьет в густом тумане на ходу 10 узлов крейсер выскочил на камни. Повреждения были настолько серьезны, что практически до конца войны разведчик и новейший крейсер отряда Владивостокских крейсеров был выведен из строя. Причина аварии была в пренебрежении правилами хорошей морской практики при следовании в тумане, недопустимо большая скорость при плавании только по счислению, не принятие в штурманские расчеты возможных ошибок в счислении за счет сноса корабля течением. При этом, осознавая опасность плавания в тумане, командир капитан 1 ранга Стемман Н.С. и его штурман не сумели убедить контр-адмирала Иессена К.П. в существующей опасности плавания.

Несмотря на навигационную аварийность, штурмана отряда крейсеров имели высокий уровень штурманской подготовки. Особенно ярко штурманское мастерство было проявлено в шестнадцатидневном июльском походе крейсеров «Россия», «Громобой» и «Рюрик» к берегам Японии. Крейсера через Сангарский пролив вышли на восточное побережье Японских островов и дошли до Токийского залива, уничтожив и задержав несколько пароходов, следующих в японские порты. Кроме прямой убыли, результатом этого крейсерства стало сокращение судоходными компаниями иностранных государств рейсов судов в Японию и переброска части морских сил от Порт-Артура во внутреннее Японское море. Возвращение крейсеров во Владивосток планировалось через пролив Лаперуза, но плотный туман у Курильских островов не позволил пройти между островами, изобилующими навигационными опасностями. Контр-адмиралом Иессеном К.П. было принято решение прорываться в Японское море через Сангарский пролив. Высокий класс штурманской подготовки на отряде обеспечил, казалось, невозможное: три дня не имея обсервации, в густом тумане, в условиях сильных малоизученных течений, идя только по счислению, крейсера точно вошли в Сангарский пролив, увидев только очертания города Хокодате. Державшиеся под берегом корабли береговой обороны пытались навести русские корабли под огонь батарей, но отряд, не обращая на них внимания, в течении 8 часов форсировал пролив против сильного течения и к вечеру вышел в Японское море. Пройдя свыше 3000 миль, крейсера вернулись во Владивосток.

Успешное крейсерство в Тихом океане было удачным, но лишь одиночным эпизодом в ходе войны и не могло помочь стоявшей на краю гибели Порт-Артурской эскадре. Эскадра 28 июля 1904г. вышла в море и вступила в бой с поджидавшим ее японским флотом. Владивостокский отряд крейсеров должен был выйти ей навстречу, чтобы боем отвлечь на себя японскую эскадру и в случае удачи прорыва Порт-Артурской эскадры соединиться с ней в море. Но выйти владивостокские крейсера смогли только в ночь на 30 июля, получив известия и инструкции командующего флотом вице-адмирала Скрыдлова Н.И. накануне 29-го числа и не зная, что сражение в Желтом море уже закончилось, и эскадра вернулась в Порт-Артур.

Не встретив в Корейском проливе Порт-артурской эскадры (и не зная, что она во Владивосток не прорвалась), отряд крейсеров в составе броненосных крейсеров «Россия», «Громобой» и «Рюрик» 1 августа 1904г. был обнаружен японскими крейсерами адмирала Камимуры. Контр-адмирал Иессен решил прорываться во Владивосток, состоялся бой на курсе отхода с превосходящими в артиллерии, бронировании и скорости японскими крейсерами. Наиболее пострадал в бою, но не сдавшись, погиб крейсер «Рюрик», шедший концевым в отряде.

Штурманские офицеры крейсеров в этом бою сражались смело, но штурманские потери были велики. На «России» был тяжело ранен старший штурманский офицер лейтенант Иванов С.А. На «Громобое» получил ранение старший штурманский офицер лейтенант Вилькен А.В. и погиб младший штурманский офицер мичман Гусевич Семен Сергеевич. На крейсере «Рюрик» погиб младший штурманский офицер мичман Платонов Глеб Степанович. Старший штурманский офицер «Рюрика» капитан Салов М.С. был ранен вместе с командиром капитаном 1 ранга Трусовым Е.А. осколками снаряда, попавшими в боевую рубку, но остался на посту. В конце боя он управлял крейсером, а после затопления «Рюрика» попал в плен.

Выход крейсеров и бой в августе 1904г. были последними решительными действиями владивостокского отряда в этой войне.

Выполнив двухмесячный ремонт, 13 октября 1904г. «Громобой» с батальоном войск для усиления оборонительных позиции вышел в залив Посьет. Следуя скоростью 15 узлов по входу на рейд Паллада, крейсер налетел на не огражденную вехами во время войны подводную банку Клыкова. Последствия навигационной аварии были тяжелыми. Крейсер погнул наружное днище на протяжении 50-ти из 131-го шпангоута, образовалась течь, но выручила деревянная обшивка подводной части. Пластырь не помог из-за большого размера повреждения. Крейсер вернулся во Владивосток и до ноября 1904г. удерживался на плаву понтонами, так как в единственном доке стоял «Богатырь» (тоже пострадавший от навигационной аварии). Выполнив доковые работы, 9 февраля «Громобой» вышел из дока, куда снова был введен «Богатырь», временно покидавший док.

«Громобою» не повезло еще раз, 11 мая за три дня до Цусимского сражения он подорвался на японской мине у острова Русский. Снова, теперь до июля, ожидали выхода из дока крейсера «Богатырь», а затем до сентября продолжался ремонт.

Владивостокские крейсера «Россия» и «Громобой» участвовали в заключительном этапе русско-японской войны. 5 сентября 1905г. у залива Корнилова (порт Расин) . Крейсера «Россия», «Громобой» и миноносцы «Бравый» и «Грозный» встретились с японскими крейсерами «Ивате», «Найтака» и миноносцами «Оборо» и «Акебоно». На «России» состоялось совещание о деталях осуществления на море уже заключенного в Портсмуте мирного договора.

Штурманские офицеры Владивостокского отряда крейсеров провели свои крейсера через горнило русско-японской войны и сделали столько, сколько им было отпущено судьбой.

ШТУРМАНСКАЯ ЦУСИМА

Штурманы 2-й Тихоокеанской эскадры через триумф кругосветного океанского перехода с Балтики на Тихий океан привели корабли к Цусимскому финалу. Триумф – не от высокопарности. Переход кораблей был не только сложен и долог, переход был беспримерен. Ни до Цусимы, ни после корабли в таком количестве и разнородном составе океаном между флотами не ходили.

А как прошли! Не было ни одной навигационной аварии. Прошли, преодолев десятки тысяч миль, через три океана, дошли все от эскадренного броненосца до миноносца, преодолели непогоду и ненастье, штормы и тропический зной …Флагманским штурманом у Командующего эскадрой вице-адмирала Рожественского З.П. был полковник корпуса флотских штурманов Филипповский Владимир Иванович, личность незаурядная и уважаемая на флоте. Флагманским штурманом эскадры Филипповский В.И. был назначен не случайно. За его плечами были служба на Дальнем Востоке, где он несколько лет плавал старшим штурманским офицером на пароходо-корвете «Америка» и канонерской лодке «Соболь», начальником партии Отдельной съемки Восточного океана руководил прибрежным промером на западных берегах островов Русский и Попова. После Дальнего Востока почти десять лет служил на Балтике в должности старшего штурманского офицера на различных кораблях. В течении двух лет с 1899 по 1990гг. плавал в составе Тихоокеанской эскадры старшим штурманским офицером на крейсере «Адмирал Нахимов» в Порт-Артуре, а затем был переведен в Гвардейский экипаж старшим штурманом на императорскую яхту «Полярная звезда». В 1904г. назначен флагманским штурманом в штаб командующего отрядом судов для испытаний, а затем переведен флагманским штурманом в по¬ходный штаб командующего 2-й ТОЭ. Судьба флагманского штурмана эскадры тесно связана с судьбой Командующего эскадрой вице-адмирала Рожественского З.П., что для штурманов русско-японской войны скорее обычно, чем исключение (вспомним флагманских штурманов подполковника КФШ Коробицына А.А. и лейтенанта Азарьева Н.Н. – погибли со своими Командующими).

В Цусиму Филипповский В.И. шел с первым броненосным отрядом на флагмане эскадренном броненосце «Князь Александр Суворов», в начале сражения был ранен. После гибели командира «Суворова» капитана 1 ранга Игнациуса В.В., Филипповский некоторое время управлял поврежденным броненосцем, пока в управление кораблем не вступил старший штурманский офицер лейтенант Зотов 1-й В.П.

Вместе с раненым вице-адмиралом Рожественским З.П. и частью походного штаба перешел с тонущего броненосца на миноносец «Буйный» капитан 2 ранга Коломейцева Н.Н. Здесь, пожалуй, произошла жесточайшая человеческая драма, когда решался вопрос куда идти Командующему и миноносцу. Оставаясь верен своему Командующему, флагманский штурман сделал все, чтобы его спасти – вначале перейдя на миноносец «Бедовый», так как миноносец «Буйный» был поврежден, а затем и в … японский плен. В позорной сдаче миноносца «Бедовый» с Командующим и штабом эскадры без боя в плен Филипповскому, пожалуй, принадлежит ведущая роль. Он вместе с флаг-капитаном Клапье-де-Колонгом были инициаторами «сохранения жизни адмирала для России» путем сдачи в японский плен. Они же сделали все, чтобы исправный и готовый к бою миноносец «Бедовый» без единого выстрела сдался врагу, склонили к сдаче командира миноносца капитана 2 ранга Баранова Н.В. и других судовых офицеров, при встрече с японским миноносцем «Сазами» без боя спустили перед неприятелем флаг. Пройдя позор и унижение японского плена, вернувшись на Родину, флагманский штурман подполковник КФШ Филипповский В.И. был отчислен от должности и предан Военному суду. На суде он был признан «инициатором сдачи, душой преступления». Приговор был жестокий: «капитан 1 ранга Клапье де Колонг, полковник Филипповский и капитан 2 ранга Баранов признаны виновными в том, что, находясь на поврежденном миноносце «Буйный», умыслили, в случае встречи с неприятелем, сдаться без боя и, перейдя на миноносец "«Бедовый"» вполне способный к бою, спустили флаг ... все трое … подлежат смертной казни через расстреляние.» Ввиду уменьшающих вину обстоятельств по ходатайству суда перед государем императором смертная казнь была заменена заточением на 10 лет в крепости с исключением из службы. Не последнюю роль в решении суда сыграла отличная аттестация адмирала Рожественского, данная своему флагманскому штурману, где успех всего похода он приписал едва ли не Филипповскому. Проведя несколько лет в заключении, Филипповский будет помилован.

Во втором броненосном отряде у контр-адмирала Фелькерзама Д.Г. флагманским штурманом был капитан 2 ранга Осипов А.М.. В Цусиму корабли отряда шли без своего Командующего, накануне он умер, но эскадре об этом не объявили (гроб с адмиралом был на корабле – адмирал и мертвым шел в бой). Флагман эскадренный броненосец «Ослябя» и броненосный отряд вел командир капитан 1 ранга Бэр В.И. (1-й). Бой у «Осляби» был тяжелейшим, непродолжительным. В бою среди раненых был и флагманский штурман. Эскадренный броненосец под шквалом японских снарядов весь израненный перевернулся и затонул. Тех, кто не погиб с кораблем, поднял на борт миноносец «Буйный». Флагманский штурман капитан 2 ранга Осипов А.М. был в числе 204-х моряков «Осляби», переживших гибель корабля, и спасенных миноносцем. С перегруженного миноносца «Буйный» (там были и спасенные с броненосца «Суворов», Командующий эскадрой вице-адмирал Рожественский З.П. со своим штабом) ослябинцы перешли на крейсер «Дмитрий Донской».

Вместе со спасенными ослябинцами капитан 2 ранга Осипов А.М. пережил еще одну страшную бойню на крейсере «Дмитрий Донской» у острова Дажалет. Непосредственно в бою ослябинцы не участвовали. Они, «дабы не мешать действиям экипажа, были переведены в нижние помещения и там ждали своей участи». Ждать, переживши гибель своего корабля, было невыносимо, порой возникала паника. Люди хотели вырваться наверх, но их сдерживали. Старший среди ослябинцев флагманский штурман Осипов А.М. разделял их страх и шел среди первых, пробиваясь на верхнюю палубу крейсера, был повторно ранен. Бой с японцами «Донской» выдержал, не погиб, не сдался. Ночью укрылись у острова Дажалет. После осмотра повреждений, полученных кораблем в бою, поняли, что дальше идти нельзя. Выслушав на совете офицеров, командир принимает решение свезти команду на остров, а крейсер затопить. Гребцами в баркас, в следствии гибели в бою штатного личного состава крейсера, пошли первыми ослябинцы, но дойдя до берега острова Дажалет …, на баркасе с гребцами-ослябинцами за остальной командой «Донского» идти отказались … Переживших два боя, гибель на двух кораблях, упрекать в трусости ослябинцев не нужно. Они были морально и физически раздавлены, флагманский штурман Осипов тоже. Впереди был японский плен и отставка от службы.

В третьем броненосном отряде контр-адмирала Небогатова Н.М. в Цусиму шел флагманский штурман подполковник корпуса флотских штурманов Федотьев А.Н. (2-й). В бою на эскадренном броненосце « Император Николай I » он уцелел, после сдачи кораблей контр-адмиралом Небогатовым Н.М. пошел в японский плен.

На кораблях эскадры в Цусимском сражении штурманские офицеры приняли бой и большинство из них разделили судьбы кораблей, судьбы командиров. С командирами-героями они гибли, не сдаваясь, за командирами они шли в японский плен.

В первом броненосном отряде вместе с эскадренным броненосцем «Князь Суворов» погибли с честью штурманские офицеры лейтенант Зотов Владимир Петрович. и мичман Краевский М.С. (4-й). Они остались на броненосце, охваченном огнем и ушли с ним в морскую пучину.

На эскадренном броненосце «Бородино» – штурманские офицеры лейтенант Чайковский Борис Петрович (1-й) и мичман Де-Ливрон Константин Рудольфович (4-й) были разорваны на куски попавшим в боевую рубку и разрушившими весь мостик сразу двумя японскими снарядами. Цусима забрала в семье Де-Ливронов двух братьев.У младшего штурмана Константина Де-Ливрона в бою 28 июля 1904г. в Желтом море на эскадренном броненосце «Полтава» погиб брат – младший штурманский офицер броненосца.

Старшему из братьев в Цусиме повезло. Капитан 2 ранга Де-Ливрон Сергей Рудольфович в крейсерском отряде контр-адмирала Энквиста О.А. был флагманским штурманом. В бою на крейсере «Олег» он уцелел. В 1906 году командовал миноносцем «Амурец» Морских сил Балтийского моря.

Во втором броненосном отряде на эскадренном броненосце «Ослябя» погибли штурманские офицеры лейтенант Дьяченков И.В. и мичман Палецкий В.П. (2-й) (от разрыва снаряда, попавшего в главный дальномерный пост на верхнем мостике), на эскадренном броненосце «Наварин» – штурманские офицеры лейтенант Рклицкий Г.М. (был ранен в дневном артиллерийском бою, убит в сражении) и мичман Макаров Л.Н. (5-й) (утонул с кораблем после того, как броненосец перевернулся и затонул, увлекая за собой шлюпки и людей).

На крейсере «Дмитрий Донской» вместе с командиром снарядом, попавшим в передний мостик, был ранен и старший штурманский офицер подполковник Шольц Густав Степанович. Этот бой для штурманов закончился гибелью раненого Шольца Г.С. и младшего штурмана лейтенанта Гирса Николая Михайловича (4-го). Уцелел в этом бою флагманский штурман подполковник КФШ Осипов А.М., но он, раненый и переживший гибель броненосца «Ослябя», был внизу за броней.

Штурманские потери были и на других кораблях эскадры. Во втором броненосном отряде на эскадренном броненосце «Ослябя» погибли штурманские офицеры лейтенант Дьяченков И.В. и мичман Палецкий В.П. (2-й) (от разрыва снаряда, попавшего в главный дальномерный пост на верхнем мостике), на эскадренном броненосце «Наварин» – штурманские офицеры лейтенант Рклицкий Г.М. (был ранен в дневном артиллерийском бою, убит в сражении) и мичман Макаров Л.Н. (5-й) (утонул с кораблем после того, как броненосец перевернулся и затонул, увлекая за собой шлюпки и людей).

На эскадренном броненосце «Император Александр III-й» погиб старший штурманский офицер лейтенант Северцов Алексей Петрович, на крейсере «Светлана» - оба штурмана лейтенант Дьяконов Владимир Петрович и мичман граф Нирод Георгий Михайлович. Его брат Алексей Нирод был первой штурманской жертвой русско-японской войны на крейсере «Варяг».

С командиром капитаном 1 ранга Миклуха Владимиром Николаевичем на на броненосце береговой обороны «Адмирал Ушаков» погиб младший штурманский офицер прапорщик морской части Зорич Эммануил Иосифович. С транспортом «Камчатка» погиб штурманский офицер лейтенант Ген Густав Романович.

Прошедшие жерло Порт-Артура и Цусимы штурманские офицеры будут гордостью российского флота, верой и правдой служить Родине.

Лейтенант Прохоров Константин Васильевич, старший штурманский офицер крейсера «Аврора», в бою при Цусиме был ранен осколком снаряда, убившим командира капитана 1 ранга Егорьева Евгения Романовича. Раненый штурман управлял крейсером в боевой рубке до вступления в командование кораблем старшего офицера капитана 2 ранга Небольсина. в 1-ю Мировую войну на Балтике капитан 1 ранга Прохоров К.В. командовал минным заградителем «Енисей». Цусима, пощадившая штурмана Прохорова, отдала командира Прохорова Балтике – в 1916г. минный заградитель «Енисей» был торпедирован немецкой подводной лодкой «U-26», затонул, унеся в холодное море всех вместе с командиром.

Порт-Артур, Цусима, русско-японская война для истории мгновение, людские судьбы в них – всего лишь вспышки. Но свет этого мгновения не погас и сегодня.

И поэтому через сто лет венок неравнодушных моряком ложится на воду, на кораблях приспускается флаг при проходе Цусимского пролива. И век памяти людской бесконечен.

О нас | Карта сайта | © 2005 - 2010 GodCom