Rambler's Top100

Штурманская книжка.RU

Перейти на домашнюю страницу Написать письмо автору Перейти на Narod.ru
Новости | Архив новостей
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>> | <<Раздел 4>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>>
Штурманская служба Тихоокеанского флота

ТОВВМУ имени С.О.Макарова: выпуск штурманов 1953 года

Он был достойным адмиралом

Памяти контр-адмирала-инженера Павла Гордиенко

Павел Андреевич Гордиенко родился 28 июля 1930 г. в поселке городского типа Октябрьский Беловского района Кемеровской области. Когда Павлик был еще дошкольником, родители переехали в районный центр Богучин Новосибирской области. Там прошли его школьные годы, там же Павел окончил десятилетку с золотой медалью. Учился он охотно, учителя отмечали его старательность и прилежание. Любые задания по учебным предметам выполнял аккуратным, четким почерком, без помарок и исправлений. Если же исправления случались, то старался все задания в исправленном виде переписать заново. Охотно помогал товарищам осваивать азы физики и математики. При этом у него не было и тени зазнайства. Он отличал­ся ровным спокойным характером, эмоциональной устойчивостью, достаточно высоким уровнем социальной адаптивности (приспособляемостью к социальной среде). Эти характерологические черты, приобретенные им в старшем школьном возрасте, сослужили ему хорошую службу в зрелые годы в период его становления как специалиста-профессионала.

Одноклассники Павла часто видели его с книгами из школьной библиотеки о русских мореплавателях. Павел зачитывался рассказами и повестями о кругосветных плаваниях Василия Михайловича Головина, Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена и Михаила Петровича Лазарева. Его поразила судьба В.М. Головина, осуществившего кругосветную экспедицию на шлюпе «Диана» в 1807-1809 гг., дважды побывавшего в плену, вначале у англичан в южноафриканское порту Соймонстун (свыше года), затем - у японцев (более двух лет). Японцы взяли В. Головина в плен в то время, когда он проводил на острове Кунашир Курильской гряды геодезические работы. Верну­лась «Диана» на Родину лишь в 1814 г.

Ф. Беллинсгаузен и М. Лазарев кругосветное плавание совершили на шлюпах «Восток» и «Мирный» в 1819-1921 гг. Целью этой экспедиции был поиск «Южной земли». Поиск завершился открытием шестого континента - Антарктиды.

Изучение истории великих географических открытий, рассказы о героических подвигах советских моряков в Великой Отечественной войне во многом предопределили решение Павла связать свою судьбу с морской стихией. В 1949 г. он поступает в ТОВВМУ. Мы учились с ним на разных факультетах, он - на штурманском, я - минно-торпедном. Конечно, у каждого из нас был свой выбор друзей. На своем факультете моим закадычным другом стал Толя Пичугин, дружили мы также с Егором Савенко, Володей Удовенко. На штурманском факультете самыми близкими приятелями для меня были Саша Бураков и Паша Гордиенко. С Сашей мы сошлись на почве увлечения стенографией, которой уже на четвертом курсе владели довольно сносно. К Павлу Гордиенко же меня влекла... некоторая скрытность его характера и в то же время - серьезность его суждений, уважение к собеседнику. Но особенно близко мы сошлись с ним летом 1953 г., когда после государственных экзаменов нам присвоили воинское звание «мичман», и мы проходили стажировку на однотипных кораблях: я - в качестве дублера командира БЧ-3 (минно-торпедной боевой части) и вахтенного офицера эскадренного миноносца «Внимательный» проекта 30-бис, он - в качестве дублера командира БЧ-1 (штурманской боевой части) на ЭМ «Вразумительный» 175 Бригады ЭМ эскадры ТОФ. Оба эскадренных миноносца были новейшими, построены на судостроительном заводе в Комсомольске-на-Амуре в 1951 -1952 гг. По кругу решаемых задач и боевым возможностям они были современными по тем временам и наиболее универсальными боевыми кораблями. Достаточно сказать, что ЭМ проекта 30-бис предназначались для уничтожения надводных кораблей, судов и подводных лодок противника, для обеспечения противолодочной и противовоздушной обороны надводных кораблей и судов на переходе морем и в бою, для обеспечения высадки морских десантов и морских перевозок, минных постановок, огневой поддержки войск на побережье и т.д.

За два с половиной месяца стажировки мы несколько раз встречались с Павлом. Он с увлечением рассказывал о возможностях службы на эскадренных миноносцах. Говорил, что ему прочат место службы на ЭМ «Вразумительный». Впрочем, так оно и было. Лейтенантом Павел был назначен командиром электронавигационной груп­пы БЧ-1 на ЭМ «Вразумительный» 175 Бригады ЭМ эскадры ТОФ.

Во время моей стажировки на ЭМ «Внимательный» командир БЧ-3 капитан-лейтенант Улановский настоятельно рекомендовал мне после окончания училища продолжить службу на этом корабле в качестве командира торпедной группы. Через полтора года Улановского планировали отправить на учебу в ВОЛСОК (Высшие Ордена Ленина Специальные офицерские классы) в Ленинград, для командира группы открывалась перспектива продвинуться по служебное лестнице.

Командиром ЭМ «Внимательный» летом 1953 г. был капитан 1 ранга Николай Иванович Ховрин, будущий адмирал, командующий Черноморским Флотом. Это был волевой, решительный, требовательный, но в то же время грубый командир. Вместе с тем при внимательном анализе его действий можно было заметить - эта грубость была несколько напускная, она не переходила черту, за которой начинается хамство. Когда его голос гремел с юта на бак или в проходах надстройки корабля, все матросы разбегались, да и офицеры не отваживались, если не несли дежурства и вахты, попадаться ему на глаза. Однако все понимали, если командир распекает кого-либо, то ясно - за дело, за лень или нерадивое исполнение своих функциональных обязанностей. Отличительная особенность характера Николая Ивановича Ховрина - бережное отношение к молодому пополнению, будь это матрос-первогодок, только что назначенный на должность старшина-сверхсрочник или молодой офицер. Когда я проходил службу стажера на «Внимательном», в свой адрес от командира корабля я не услышал ни одного грубого слова, да и замечания, если было нужно, передавались через командира БЧ-3. Его взыскательность сочеталась с заботливостью о подчиненных. Всего один штрих: когда я прибыл на корабль и представился ему в качестве дублера командира минно-торпедной боевой части, он сразу же рас порядился столоваться вновь прибывшему мичману-стажеру в кают-компании офицеров корабля, в то время как мичмана-стажеры на соседних кораблях бригады столовались в кают-компании старшин. Несмотря на свою в большей степени напускную грубость, личный состав корабля отдавал должное своему командиру, уважали его многие и любили за высокую профессиональную компетентность и за боту, нерадивые к службе его побаивались. Кстати, впоследствии мне говорили, что за всю свою службу в ВМФ Николай Иванович Ховрин никого из офицеров своих кораблей, которыми когда-либо ко­мандовал, не удалял с должности по служебному несоответствию. Так или не так это было - трудно сказать. С уверенностью можно констатировать: он умел воспитывать своих офицеров, создавал условия для их профессионального становления, повышения уровня их профессионального роста, продвижения по служебной лестнице. Был один эпизод, который я вспоминаю с сожалением и чувством некоторой неловкости. Во время стажировки я заинтересовался вопросами международного морского права, приобрел книгу по данной проблематике и стал ее изучать. Николай Иванович заметил это, спросил, чем я интересуюсь. Книгу попросил почитать, пообещав через неделю ее вернуть. Ровно через неделю приносит книгу и спрашивает: «Не могли ли Вы ее подарить мне?» Почему-то было жалко расставаться с книгой, и я ответил в том смысле, что ею слишком дорожу, могу лишь отдать на время. Николай Иванович ничего на это не ответил, и мы расстались. Потом я сожалел, что не подарил командиру эту книгу. Круговерть дальнейшей службы не позволил мне заниматься вопросами изучения морского права, и книга была утеряна.

Но мы отвлеклись. Во время стажировки на ЭМ «Внимательный» у меня возникло как бы раздвоение желаний по вопросу про хождения дальнейшей службы. С одной стороны, разговоры с Павлом Гордиенко и его советы, рекомендации капитан-лейтенанта Улановского о преимуществах службы на универсальных надводных кораблях, благожелательное отношение ко мне командира корабля склоняли меня к мысли о престижности службы на «Внимательном». С другой стороны, думал я, неплохо служить на подводной лодке, к чему меня призывал мой закадычный друг Толя Пичугин, прослышавший о том, что после выпуска из училища будут набираться слушатели на Специальные Офицерские Классы при 51 Учебном отряде подводного плавания ТОФ. Военно-Морской Флот пополнялся новыми подводными кораблями, требовалось увеличение кадрового состава подводного флота. Агитация друга перевесила чашу весов. Я стал подводником. Однако некоторые однокашники по ТОВВМУ считали, что я проходил службу на эсминцах. Как-то спустя 50 лет после окончания училища встречаю в Санкт-Петербурге своего однокашника, капитана 1 ранга в отставке Владимира Анциферова. Он спрашивает: «Когда же ты служил на эскадренном миноносце?» Я ответил, что вся моя служба за исключением стажировки на ЭМ проходила на подводных лодках. Он мне: «Не может быть, тебя ви­дели старшим помощником на эскадренном миноносце».

Прохождение службы лейтенанта Павла Гордиенко началось на эскадренном миноносце «Вразумительный». В сентябре 1953 г. он становится командиром электронавигационной группы БЧ-1 (штурманской боевой части). Грамотный, толковый, расторопный лейтенант быстро сдает положенные зачеты на самостоятельное управление боевой частью и ходовой вахтой и уже 30 августа 1954 г. назначается командиром БЧ-1 ЭМ «Разящий». Еще через год он - слушатель штурманского отделения ВСОК (Высших специальных офицерских классов) при ТОВВМУ им. СО. Макарова. Осенью 1955 г. назначается командиром БЧ-1 ЭМ «Важный», а с марта 1956 г. - командиром БЧ-1 ЭМ «Вдумчивый» (ТОФ).

Как перспективного и грамотного штурмана его прочат на повышение по службе. В 1957 г. он назначается командиром БЧ-1 крейсера «Дмитрий Пожарский», на котором прослужил около пяти календарных лет. 6 ноября 1959 г. ему присваивается воинское звание «капитан-лейтенант». С 27 августа 1962 г. Павел становится слушателем факультета радиоэлектроники Военно-Морской академии (ВМОЛА), ныне - ВМА им. Н.Г. Кузнецова. Учился, как всегда, успешно. По окончании учебы ему вручается диплом с отличием по специальности «Радиотехнические средства наблюдения и связи" (июль 1965) и присваивается воинское звание «капитан 3 ранга-инженер». Вновь прибывает на Тихоокеанский Флот уже в качестве заместителя начальника одного из отделов Военно-Морского Полигона (б. Патрокл на Русском острове). В 1970 г. назначается начальником отдела полигона. Судьба не баловала Павла в увеличении количества звезд на погонах, воинское звание «капитан 2 ранга-инженер» ему присваивается лишь в октябре 1972 г., но зато очередное воинское звание «капитан 1 ранга-инженер» он получает досрочно - в декабре 1973 г. В 1974 г. Павел Гордиенко становится заместителем начальника полигона, а с 1976 г. - начальником полигона.

1980 год становится новым этапом в служебной деятельности капитана 1 ранга-инженера П. Гордиенко. Он переводится на должность начальника одного из направлений 14 института ВМФ, переезжает в г. Пушкин Ленинградской области, ему присваивается адмиральское звание «контр-адмирал-инженер». Шесть плодотворных лет прослужил Павел в 14 Институте Военно-Морского Флота. Многие его сослуживцы по институту запомнили его как высококвалифицированного, надежного специалиста-профессионала, требовательного к себе и к своим подчиненным, но одновременно с тем, весьма отзывчивого и доброжелательного. Из рядов ВМФ Павел Гордиенко уволен в запас по болезни в августе 1986 г. Несмотря на боли, которые периодически его терзают, он активно включается в общественную работу. Его избирают директором Дома ветеранов-архитекторов в г. Пушкине. Жизнь его по-прежнему бурлит, полна подвижничества...

Однако рок берет свое, 12 августа 2002 г. Павла Гордиенко не стало. Таковы краткие вехи жизни этого скромного, отзывчивого, обаятельного человека, за заслуги перед Отечеством награжденного двумя Орденами Красной Звезды и многими медалями. У него осталась прекрасная семья: жена - Нина Родионовна, дочь Ирина, 1954 г. рождения, сын Вадим - 1959 г.

Рассказывает Нина Родионовна.

С Павлом мы прожили вместе около 49 счастливых лет. Он был весьма заботливым, на своем примере воспитывал детей быть трудолюбивыми, прилежными, отзывчивыми и скромными тружениками. В семье все основные заботы он брал на себя. Как говорят в народе, «за ним я была как за каменной стеной». Хочу подчеркнуть - у него был волевой характер. Когда у него периодически появлялись боли в позвоночнике, он превозмогал себя, продолжал работать - на общественных началах в Доме ветеранов-архитекторов или трудился на садово-огородном участке, который он при вел в образцовый порядок. Я благодарна судьбе, что у меня был такой муж.

Свидетельствует капитан 1 ранга-инженер запаса Виктор Владимирович Кравченко: С Павлом Андреевичем мне пришлось служить непродолжительное время еще на Полигоне в б. Патрокл. Он запомнился мне как исключительно грамотный специалист-профессионал, требовательный к себе и подчиненным, но вместе с тем заботливый и доброжелательный. Наряду с плановыми испытаниями радиотехнических средств ВМФ он проводил исследования по поиску нефти, газа, других подводных месторождений в шельфе о. Сахалин с помощью аппаратуры «пьезокоса». И хотя по ряду причин эти исследования не были завершены, сам факт испытания аппаратуры «пьезокоса» свидетельствует о многосторонности профессиональных интересов П. Гордиенко. Вторично я встречался с Павлом когда он после увольнения в запас работал в Доме ветеранов-архитекторов. Запомнилось - несмотря на годы, он по-прежнему оживлен, подвижен, полон творческих планов по роду деятельности ветеранов-архитекторов.

Подтверждает наш однокашник по ТОВВМУ капитан 1 ранга в отставке Радомир Писарский: Мне не пришлось служить вместе с Павлом Гордиенко, и наши дороги в ВМФ не пересекались. Одно могу подтвердить по впечатлениям далекой уже курсантской юности. Это был скромный, весьма успешно учившийся юноша. Мы его звали просто Паша или Павлик. Он был безотказным, надежным товарищем. Не курил, в пристрастии к «водяре» замечен не был. В его характере не было и тени заносчивости.

Эту характеристику Павла автор этих строк, близкий его приятель и товарищ по ТОВВМУ, сослуживец-гардемарин (как и он) в бытность стажировки на эскадренных миноносцах Тихоокеанского Флота в далеком 1953 году, полностью подтверждает.

 

Батаршев А.В. "Ходили мы походами"

(Очерки-воспоминания о выпускниках ТОВВМУ им.С.О.Макарова)

СПб.:Изд-во "Морская газета", 2007 г.

 

О нас | Карта сайта | © 2005 - 2011 GodCom