Rambler's Top100

Штурманская книжка.RU

Перейти на домашнюю страницу Написать письмо автору Перейти на Narod.ru
Новости | Архив новостей
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>> | <<Раздел 4>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>>
Штурманская служба Тихоокеанского флота

Библиотека штурмана

ЧАСТЬ 1. В НЕДРАХ СТАРОГО ФЛОТА

 

БОЖЕ, ЦАРЯ ХРАНИ.

- Вы думаете я пьян? Нет – дудки! Могила пьян не бывает, а что пора в экипаж идти – согласен. Раз водки нет – значит пора удочки сматывать, - придя в себя обратился Могила к юнгам, - Пошли!

Могила и оба юнги, не получив на берегу никакого особого удовольствия, но пропив десять рублей, решили возвратиться в экипаж. Юнги заметно трусили в ожидании предстоящего наказания за самовольную отлучку, Могила же был совершенно спокоен.

•  Вы, серые порции, не дрейфьте! Я первым перемахну через стену, тут меня Александров возьмет и в полуэкипаж поведет. Как только все затихнет, мотайте и вы через стену и шагайте прямо в роту, - поучал Могила новобранцев.

•  Ну это не пойдет! Вместе были, вместе и отвечать будем!, - не согласились с планом Могилы юнги.

•  Да кто вам сказал, что отвечать надо? Эх! Серые, вы, серые! Нашли дурака, чтобы отвечал! Ну вот и пришли. Теперь ни звука, пока меня Александров не уведет, а тогда – с Богом!

И вдруг Могила притворно пьяным голосом неожиданно запел: «Боже, Царя храни!», и стал карабкаться на стену. Он мог бы перемахнуть через забор в один прием, но для чего-то срывался, ворчал и вновь запевал: «Боже, Царя храни!». Наконец он перелез через забор, неуклюже спрыгнул по ту сторону, чертыхнулся и вновь принялся за «Боже, Царя храни!», причем слова гимна у него порой переплетались с отборной флотской руганью. Через некоторое время до новобранцев дошел приглушенный голос командира экипажа:

- Эк тебя, братец, развезло!? Ну ничего – н7ичего! Пошли в полуэкипаж … И зачем только такой хороший матрос так напивается? …

К удивлению новобранцев Могила не узнал Александрова, так как продолжал ругаться, а затем вновь запел: «Боже, Царя храни!». Новобранцам слышно было с каким трудом адмиралу пришлось увести пьяного Могилу.

Наконец все стихло. Юнги, следуя совету Могилы, бесшумно перебрались через забор, и беспрепятственно добрались до своей роты. Дежурный по роте Володя Дубинин заботливо уложил друзей в постель. Опасность наказания за самовольную отлучку миновала и юнги заснули мертвецким сном.

•  Ну как дела, комса?, - встретил утром Могила юнг. А мне сегодня адмирал чарку прислал, чтобы значить опохмелиться после вчерашнего … Правда, боцманмант, выдавая чарку, плюху, шкура, повесил, но ничего не сказал. Он-то знает мои проделки с адмиралом, да помалкивает.

•  Могила, ты вчера знал, что на адмирала напоролся?

•  Еще бы не знал! Конечно, знал. Думаете я зря полночи «Боже, Царя храни!» пел? Другой раз до утра петь приходится, пока адмирал не услышит, да не придет, чтобы в полуэкипаж отвести. По первоначалу боцманмант о моих самовольных отлучках командиру роты докладывал … Но поделать ничего не мог. Адмирал сам в роту под руки приведет, на койку уложит и боцманманта разбудит. Ты, мол, смотри у меня, дурак, чтобы этот матрос как следует выспался! Ты, мол, сам должен знать, что это не матрос, а золото! Даже в пьяном виде и то «Боже, Царя храни» поет. Вот такой это матрос! Ну боцманмант, конечно, соглашается, но тут же, украдкой, «золотому» матросу кулак показывает, а я ему – кукиш. Адмирал всего этого не видит, все хлопочет, как удобней меня уложить. Наконец, уходя, боцманманту прикажет утром мне чарку дать опохмелиться. Хороший командир! С придуркой, правда, но хороший. Это «Боже, Царя храни» я придумал. Теперь, кто из самовольной отлучки возвращается, обязательно «Боже, Царя храни» поют. Самое верное средство.

Раньше другой прием был, но не всегда удавался. Все зависело от настроения адмирала. Бывало и так, что и на «плавучку» попадали. Ну а когда адмирал бывал в хорошем настроении, то проходило.

Дело в том, что очень уж любит адмирал лихой ответ. Вот на этом и играли. Бывало, напорется матрос из самовольной отлучки на адмирала, тот его, так это ехидно спрашивает:

•  Что, мол, братец, в самовольной был?

А матрос ему бойко отвечает:

•  Никак нет, Ваше Высокопревосходительство! У памятника адмирала Нахимова спрашивал!

Адмирал от такого ответа только рот раскроет, а погодя спросит:

•  И разрешил?

•  Так точно, Ваше Высокопревосходительство! Разрешил!

Адмирал только недоверчиво покачает головой, -«ну и шельмец ты, братец», - скажет, да с тем и отпустит, если настроение хорошее. А попади под плохое настроение, то на «плавучке» сгноит. А с «Боже, Царя храни» иди в любое настроение, ни за что пакости не сделает. Любит он, чтобы матрос о царе помнил. Ну а нам все равно, лишь бы с рук сошло.

•  Вот, комса, учись как жить на флоте надо, а то ни за что и пропасть недолго, - нравоучительно закончил Могила.

 

  СОДЕРЖАНИЕ  
Предыдущая страница
....
Следующая страница
О нас | Карта сайта | © 2005 - 2010 GodCom