Rambler's Top100

Штурманская книжка.RU

Перейти на домашнюю страницу Написать письмо автору Перейти на Narod.ru
Новости | Архив новостей
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>> | <<Раздел 4>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>>
Штурманская служба Тихоокеанского флота

МАЯК ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ

.:Приморье:. | .:Сахалин:. | .:Магадан:. | .:Камчатка:.

ПЕТРОПАВЛОВСКОМУ МАЯКУ - 160 ЛЕТ

7 июля 2010 года отмечает юбилей – 160 лет – старейший из дальневосточных маяков России – маяк Петропавловский.

Впервые маяк на камчатском берегу был построен участниками Второй Камчатской экспедиции под руководством Витуса Беринга. Место для маяка было выбрано с таким расчетом, чтобы он показывал мореплавателям вход в Авачинскую губу - на мысе Восточный возле урочища Вауа. В настоящее время мыс переименован и называется Маячный, вероятно по расположенному на нем маяку.

Редкий случай, когда с началом строительства домов, казарм и амбаров будущего города Петропавловска-Камчатского под руководством штурмана Ивана Фомича Елагина, был построен и деревянный маяк для обеспечения безопасности плавания кораблей экспедиции. В начале сентября 1740 года в Камчатку благополучно прибыли пакетботы экспедиции Витуса Беринга «Святой Пётр» и «Святой Павел», маяк указал им безопасный путь в Авачинскую губу, где они встали на якоря в гавани у стойбища Аушина (по имени первых кораблей эта гавань получит позднее название Петропавловской).

Петропавловский маяк можно считать ровесником города Петропав­ловска-Камчатского. Первостроитель города штурман И.Ф. Елагин, со­ставивший в 1740 году первую обстоятельную карту Авачинской губы, поместил на ней надпись, которая свидетельствовала о возведении к тому времени маяка: «Маяк, на котором жгут огонь в ночное время». На плане Ава­чинской губы, датированном 1741 годом, появился уже рисунок маяка в виде башни. Первый световой маяк представлял собой бревенчатый треугольный сруб без крыши с окнами, прорубленными в стенах, обращенных к морю. С наступлением темноты, когда ожидался подход судов к Авачинской губе, внутри сруба жгли дрова, облитые жиром.

Маяк стал отправным географическим пунктом для счисления пакетботов «Святой Пётр» и «Святой Павел» при их плавании к берегам Америки. Об этом имеются записи в рапортах капитана пакетбота «Святой Павел» Алексея Чирикова и старшего штурмана пакетбота «Святой Пётр» Свена Вакселя (возглавившего экипаж после смерти В.Беринга и приведшего построенный из обломков пакетбота «Св.Пётр» гукор в Петропавловск): «И июля 15 числа, перешед от Устья Авачинской губы, где учреждено от нас быть маяку на месте, называемом Вауа …», «Были в августе 27 числа на расстоянии еще от Вауа более 300 миль немецких, около 53 о сев.широты».

После завершения Второй Камчатской экспедиции мореплавание в районе Авачинского залива и Авачинской губы практически прекратилось, гавань совершенно опустела. Построенные экспедицией В.Беринга строения сгорели, а французский мореплаватель Ж.Лаперуз, заходивший в 1787 году на Камчатку на судах «Астролябия» и «Буссоль», увидел здесь небольшой гарнизон, батарею из трех пушек и несколько изб. Небольшому отряду солдат, по всей видимости, было совсем не до маяка и он был заброшен. Впрочем, возможно, что в отдельные периоды времени Петропавловский маяк продолжал действовать. Днем хорошим ориентиром служил деревянный сруб маяка, а ночью для обозначения входа в Авачинскую губу неподалеку мог разводиться костер. По этому маяку в Авачин­скую губу входили фрегаты крупнейших морских экспе­диций XVIII века Д. Кука и Ф. Лаперуза, корабли И.И. Биллингса и Г.А. Сарычева.

Возрождение Петропавловска и освоение Дальнего Востока связаны с основанием в 1799 году Российско-американской компании – торгового и промышленного объединения, находившегося под особым покровительством правительства. Сенатом было признано важное значение Камчатки и Петропавловска для России, и в 1811 году был учрежден особый комитет для выработки «соображений на счет преобразования этого края … имея при том ввиду, чтобы Петропавловский порт был средоточием наших приморских владений в Восточном океане». Комитет разработал «Положение о Камчатке» и «Инструкцию начальнику Камчатки», которые были высочайше утверждены 9 апреля 1812 года и в них указывалось:

«Дабы казенные и всякие другие суда, приходящие к Петропавловской гавани, не теряли входа к оной из виду в ночное осеннее время и не могли подвергаться бедствиям от неведения, в каком расстоянии находятся от берегов, то начальник Камчатки должен немедленно устроить на счет городских доходов маяк, при оконечности берегового маячного мыса, на самом видном месте. При самом маяке выстроить небольшое отделение, наверх коего, или особо, установить высокий флагшток для подъема сигналов. Сей флагшток должен быть виден с мест, ближайших к самой гавани, где установить другой флагшток для повторения на нем сигналов, с маяка делаемых, и чтоб оные были видны в самой гавани.

С начала августа до 15 ноября, когда возможно еще ожидать прибытия судов от берегов Америки, каждую ночь иметь при маяке, на счет городских доходов, разведенный большой огонь, дабы по оному плавающие суда могли признавать приближение их к берегам и вход в Авачинскую губу.

Сигналами через вышеупомянутые два флагштока мгновенно подавать в гавань извещение, коль скоро какое судно появится в море, означая о скольких оно мачтах, в каком направлении и в какой отдаленности, и российское, или иной нации. Ежели сигналы будут означать приближение иностранного и вооруженного судна, то батареи должны быть в совершенной готовности к действию …»

Инструкция была выполнена, о чем доносил начальник камчатского морского Адмиралтейства (начальник Камчатки) полковник Гагемейстер в своем донесении в Гидрографический департамент в 1831 году: «У входа в Авачинскую губу по остовую строну … на утесе поставлен домик с флагштоком, близ которого при усмотрении судна, идущего с моря, зажигают дрова … Для обслуживания маяка выделяются нижние чины из Петропавловской роты, по болезни не способные к продолжению службы».

На месте обветшалого маяч­ного строения был сооружен небольшой деревянный дом с флагштоком, служивший одновременно жильем для маячной команды. Ночным сигналом по-прежнему слу­жил костер, разводившийся при необходимости. Такая необходимость возникала лишь иногда в особых случаях, поскольку суда не рисковали заходить в Ава­чинскую губу ночью, а дожидались рассвета недалеко от входа. Маяк действовал лишь в летнее время и то не­регулярно, так как суда приходили в Петропавловский порт редко.

В июне 1833 года начальник Камчатки капитан 1 ранга А.В. Голенищев сообщил подробные сведения о постройке маяка: «Маяк Дальний расположен на возвышенной горе в устье губы по правую сторону входа. Построен в 1816 году из дерева с бревенчатой крышей тесовой. В доме помещаются служители для освещения. Башня вышиной в одну сажень и два аршина и флагшток сверху маяка вышиной в полторы сажени. Освещается дровами особо определенными и неспособными нести строевую службу солдатами».

13 июля 1833 го­да в «Извещениях мореплавателям» Гидрографического департамента было сообщено о введении в действие камчатских маяков, в их числе и Дальнего (Петропавловского).

Летом 1841 года для подачи сигналов на Дальнем маяке по распоряжению начальника камчатки была установлена пушка – «фальконет третьефунтового калибра».

В 1846 году начальник Камчатки капитан 1-го ранга Р.Г. Машин в письмах генерал-губернатору Восточной Сибири и Гидрографический департамент докладывал о необходимости переоборудования маяков. Морское министерство требовало содержать огни в Авачинской губе постоянно в течении каждой ночи, а сделать это с помощью дровяных костров было невозможно, так как лес в округе был «истреблен до такой степени, … что доставка его к маяку сделалась затруднительной». Машин просил Дальний маяк освещать лампами вместо дров, для че­го выслать из Санкт-Петербурга маячные рефракторы со всеми принадлежностями: «Вновь предполагаемый маяк за неимением камня может быть построен из лиственного и дровяного леса … освещаться должен 9 лампами с рефлекторами. Жгучее вещество предполагается по выгодности для казны иметь постоянно китовый жир, приобретение коего легко можно делать с иностранных китоловных судов … Здание маяка может возвестись средствами без особых ассигнований из казны … Место, где будет стоять маяк, имеет высоту от уровня воды 432 англ.фута, расстояние Дальнего маяка до порта до 25 верст, сообщение с ним имеется по береговому пути. Смотрителя назначать из офицеров Корпуса флотских штурманов Охотской флотилии, более – менее неспособных к постоянному служению на море, или из Камчатской экипажной роты».

Гидрографическим департаментом предложения были одобрены, даны указания директору маяков Балтийского моря капитану 1 ранга Баранову разработать проект и смету классного маяка для Петропавловска. Учитывая возможные землетрясения на Камчатке, маяк было предложено сделать чугунным, разборным, рефлекторы изготовить в Ревеле в маячной мастерской. Однако и в Гидрографическом департаменте, и в Министерстве финансов сочли строительство чугунного маяка очень дорогим и распорядились строить его деревянным из местного материала.

В июле 1848 года лампы, рефлекторы и другие принадлежности к осветительному аппарату были отправлены из Кронштадта в Петропавловск на транспорте «Гапсаль». Для установки и регулировки осветительного устройства на этом же транспорте на Камчатку был отправлен мастер Ревельской маячной мастерской Ян Ильвес.

Новый маяк был построен на средства порта и начал действовать 1 июля 1850 года . Эту дату современные дальневосточные маячники и считают датой образования маяка Петропавловский.

В декабре 1850 года «Санкт-Петербургские ведомости» опубликовали на русском и немецком языках извещение: «От Гидрографического департамента Морского министерства сим объявляется, что для указания плавающим в Петропавловский порт судам входа в Авачинскую губу построен на Восточном мысе при устье сей губы деревянный маяк, высотой от основания 22, а от поверхности моря 450 футов. Маяк сей находится в северной широте 52 0 52 ? 51 ? ? и восточной от Гринвича долготе 158 0 47 ? 02 ? ? , освещен был с 1/13 июля по 1/13 ноября с.г. и будет каждодневно освещаться в это время девятью лампами при таком же числе рефлекторов. Постоянный огонь вновь устроенного маяка освещает горизонт от NO 78 0 00 ? чрез O , S и N до NW 54 0 00 ? и видим с моря на расстоянии 29 итальянских миль с высоты 15 футов».

Ежегодно с 1 ноября обслуживающий персонал с маяка снимался и отправлялся в порт, жилых помещений вблизи маяка построено не было.

В августе 1854 года при нападении англо-французской эскадры на Петропавловский порт маячники первыми увидели приближающиеся корабли противника и сообщили об этом условным сигналом защитникам порта. Команда маяка во главе с унтер-офицером Яблоковым при входе неприятельской эскадры в Авачинскую губу обстреляла из 36-фунтового орудия пароходо-фрегат «Вираго». Маячниками об эскадре противника была также предупреждена винтовая шхуна «Восток», шедшая на Камчатку с депешами генерал – губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева. Благодаря полученному предупреждению шхуна и важная государственная почта были спасены, а позднее на шхуне «Восток» с камчатке было доставлено сообщение о том, что неприятель успешно отражен с большими потерями в личном составе и удалился из Авачинской губы. Несмотря на успешное отражение гарнизоном Петропавловска под руководством генерал-майора В.С. Завойко нападения неприятеля, пребывание в нем морских и сухопутных сил было признано невозможным из-за оторванности и отдаленности от метрополии. В 1855 году В.С. Завойко, опасаясь повторного нападения англо-французской эскадры на малочисленный гарнизон, эвакуировал его в устье Амура.

После ухода русских кораблей и эвакуации гарнизона Петропавловский порт потерял свое значение главной военной базы флота и пришел в упадок. Движение судов в районе Авачинской губы резко сократилось, маяк за ненадобностью стал приходить в запустенье. Гидрографическим департаментом от судов, заходящих в Авачинскую губу, собирались сведения о состоянии маяка и его работе. Эти сообщения были безрадостными – маяк находился в неудовлетворительном состоянии, служба на маяке неслась плохо.

В октябре 1871 года Гидрографическим департаментом из Владивостока на Петропавловский маяк были посланы опытный смотритель и команда маячников из 9 человек. Новый смотритель докладывал: «Здание маяка на деревянных столбах, дощатое, одноэтажное, имеет вид правильного восьмиугольника высотою от основания до галереи 1,5 сажени, в диаметре также 1,5 сажени, без внутренних стен и перегородок, пол деревянный, три окна, каждое о шести стеклах малого размера; трап внутри здания ведет на галерею, где помещается осветительный аппарат … посредине галереи, на железном штоке помещен осветительный аппарат, состоящий из шести аргандовых ламп при таком же числе рефлекторов … Здание маяка ветхое, клонящееся к скорому разрушению, чему также способствуют жестокие осенние и зимние от севера ветры. Это здание уже несколько лет не ремонтировалось, а потому стены его просвечивают, пол гнилой и дырявый, рамы также гнилы. Крыша, крытая ржавым листовым железом, течет, галерея также едва держится … Лампы от долговременного употребления испортились, часть их изломана и все они текут, рефлекторы исцарапаны, отчего отражаемый ими свет имел горизонт, непреходящий за предел 5 морских миль … В расстоянии 5 саженей от здания главного маяка находится землянка для трех человек прислуги. Землянка уже наполовину разрушилась …».

В 1876 году владелец парохода «Курьер» после осмотра маяка сообщил, что здание маяка при одном из порывов господствующего там зимой свежего северного ветра может быть по своей ветхости снесено с утеса. Служители маяка – два казака и два отставных матроса – не имеют никакого жилья и живут в яме, выкопанной в обрыве.

С оживлением коммерческого судоходства в Петропавловском порту в конце 1880-х годов возникла потребность улучшения навигационного ограждения подходов к Авачинской губе. Это было связано с тяжелыми навигационными условиями плавания у берегов Камчатки. Примером решения задачи обеспечения навигационной безопасности плавания может быть воспоминание одного из исследователей Камчатки: «Входить в Авачинскую губу приходилось буквально на ощупь. Берега обрывисты, крайне приглубы, но во многих местах имеются далеко выступающие в море гряды камней и рифы. Часто суда, долго не имевшие возможности проверить свое местоположение, поступают так: подходят по их расчетам близко к берегу и производят выстрел. Если эха нет, можно идти вперед». Конечно, при таких условиях плавания маяк был крайне необходим.

В 1886 году деревянный маяк в порту Петропавловск был перестроен. Главным гидрографическим управлением было принято специальное решение по строительству пяти важнейших дальневосточных маяков (Жонкиер, Петропавловский, Крильон, Николаевский и Клостер-Кампский), которые должны были отвечать самым современным требованиям мирового маячного строительства. Летом 1894 года командирам кораблей Тихоокеанской эскадры «Разбойник» и «Забияка», заходившим на Камчатку, было приказано выбрать место для нового маяка при входе в Авачинскую губу. Они рекомендовали установить новый маяк на том же мысе, но несколько ниже существующего маяка.

Строительство маяка осуществлялось под руководством «особого инженера-строителя с исключительными полномочиями» подполковника К.И. Леопольда. Ему была дана полная свобода технических и хозяйственных распоряжений. Это обеспечило успех его миссии, так как строительство совпало с началом войны Японии с Китаем и для строительства создались очень трудные условия: слабо развитое сообщение на Дальнем Востоке практически прервалось, все иностранные пароходы были куплены или зафрахтованы японцами, а русских коммерческих судов здесь в то время почти не было. Леопольд был вынужден съездить в Лондон и купить собственный небольшой океанский пароход «Труженник»

Строительство началось с устройства двух дорог – пешеходной и рельсовой и расчистки площадки под постройки, для чего пришлось делать просеки в густых березовых зарослях с очисткой и корчеванием всей местности от пней. Весь лесной строительный материал для маячных зданий был закуплен в Сан-Франциско, чугунная башня пароходом Добровольного флота была доставлена в Петропавловск-Камчатский в разобранном виде, а затем перевезена на фунгасах к мысу. От места выгрузки на берегу строительные материалы и башня по построенному пути с воротом поднимались на мыс. Все мастеровые, включая чернорабочих, были доставлены в Петропавловск из Владивостока и Японии так как на месте не было никаких рабочих, даже лодочников. Маяк строился интернациональным коллективом: столярные работы выполняли японцы, плотницкие – китайцы, черновые – корейцы, кровельные и печные – русские. Кроме башни, все постройки были возведены из дерева, они считались более надежными на случай землетрясений. Фундамент был сложен из собранного на берегу гравия и привозного японского цемента. Вместо каменных печей были построены английские переносные камины, выложенные внутри огнеупорным кирпичом. Диоптрический светооптический аппарат с керосинокалильной установкой был доставлен из Франции и собран вместе с башней.

1 июня 1897 года маяк начал действовать. Его источник света, расположенный на высоте 100 метров от уровня моря и 12 моря от основания, освещал сектор моря от 60 до 240 градусов (сейчас светит от 60 до 228 градусов). Этот маяк обеспечивает безопасность мореплавания и в настоящее время. Для туманных сигналов вблизи башни установили колокол и пушку (в 1965 году после установки на маяке наутофона туманный колокол был передан в дар краеведческому музею в связи с 225-летием города Петропавловска-Камчатского).

Во время русско-японской войны 30 июля 1905 года в Авачинскую губу вошел японский крейсер и обстрелял город. Под руководством смотрителя маяка Лосева И.И. на маяке был разобран фонарь, горелки смазаны смолой и упакованы в ящики и все закопано в кустах. Сделано это было во время, японцы добравшись до маяка, уничтожили документы и порезали маячных быков. Осветительный прибор, благодаря предусмотрительности маячников, был спасен. Лосев проработал смотрителем Петропавловского маяка 11 лет, на маяке он и у мер в 1916 году, оставив восемь малолетних детей от полутора до 13 лет.

В годы гражданской войны на маяке был избран маячный комитет, который взялся управлять всей деятельностью и жизнью маячников. Комитет потребовал снять с должности смотрителя маяка как «приверженца колчаковской власти». Прибывший из Петропавловска комиссар с тремя красноармейцами восстановил смотрителя в должности. Личный состав маяка в эти неспокойные годы менялся с чрезвычайной быстротой, дольше года никто не служил – только за один 1920 год сменилось 11 человек. Регулярность работы маяка в таких условиях представляется сомнительной.

В 1920-е годы с укреплением на Камчатке советской власти жизнь и служба Петропавловского маяка наладилась. В 1937 году на маяке были смонтированы первый на Дальнем Востоке радиомаяк и паровая сирена.

В годы Великой отечественной войны маяк работал по режиму военного времени, обеспечивал безопасность судоходства на подходах к Петропавловскому порту.

С установлением в 1949 году круглосуточной навигации между Владивостоком и Петропавловском-Камчатским возникла необходимость реконструкции маяка, которая была завершена в 1952 году. Для лучшей видимости на фоне снега наружная окраска маячных сооружений была изменена, башню стали окрашивать белыми и черными горизонтальными полосами. Все средства маяка стали действовать круглогодично.

Последняя капитальная реконструкция маяка была произведена в 1966-1968 годах. Прежней осталась только чугунная башня, все служебные деревянные здания были заменены каменными. Были построены капитальное маячно-техническое здание светового маяка, радиомаяка с автономной автоматической дизель-электростанцией, жилой восьмиквартирный дом с водопроводом, канализацией и центральным отоплением, складские помещения, баня, гараж, овощехранилище с ледником, насосная станция. Маяк оснастили современной маячной техникой и оборудованием, все средства электрифицированы и автоматизированы. Огонь маяка стал светить на 25-ти мильную дальность.

В конце 1970-х годов на маяке была развернута ведущая станция мобильной радионавигационной системы «Марс-75». Зона обеспечения навигационной безопасности плавания Петропавловского маяка увеличилась за пределы визуальной видимости до 600 миль.

Новый 21-й век дал некоторый импульс развитию маяка – на нем установили контрольно-корректирующую станцию глобальной спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС. Точность плавания кораблей и судов в Авачинском заливе значительно повысилась и теперь не превышает несколько метров.

Маяк Петропавловский работает в четком ритме, без сбоев уже много лет. В последние годы руководит коллективом маяка Бакун Евгений Степанович, вместе с ним тяготы службы на отдаленном маяке разделяет семья – супруга Нона Анатольевна и дети Лейла и (Полина). На маяке живут и работает еще одна семья Кича Николай Федорович и Светлана Андреевна. Ежедневным кропотливым трудом старшего механика Бандурина Сергея Владимировича, электромеханика Цуканова Николая Михайловича, техника Старостина Михаила Васильевича поддерживается жизнедеятельность всех механизмов и систем маяка и радиомаяка, работа радинавигационной системы и контрольно-корректирующей станции. Несмотря на удаленность от цивилизации (проехать на маяк можно только на полноприводном автомобиле), рациональную экономию электроэнергии (на маяке нет промышленного электропитания, все запитывается от дизель-генератора), солидный возраст и совсем несовременный вид жилых и хозяйственных построек (более сорока лет нет капитального ремонта), близкие к спартанским условия жизни на маяке, оптимизма коллективу маяка не занимать.

- «Какие наши годы?..» - шутят на Петропавловском маяке, - «наш маяк совсем не дедушка, мы еще долго будем светить вместе».

160 лет свет не только маяка, но и свет души смотрителей и служителей маяка помогают морякам проложить безопасный курс для кораблей и судов, идущих в Петропавловский порт.

 

ФОТОГРАФИИ

.:Приморье:. | .:Сахалин:. | .:Магадан:. | .:Камчатка:.

О нас | Карта сайта | © 2005 - 2010 GodCom