Rambler's Top100

Штурманская книжка.RU

Перейти на домашнюю страницу Написать письмо автору Перейти на Narod.ru
Новости | Архив новостей
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>> | <<Раздел 4>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>> | <<Раздел 3>>
<<Раздел 1>> | <<Раздел 2>>
Штурманская служба Тихоокеанского флота

ИЗ ВЕКА В ВЕК: ВИЗИТЫ ВОЕННЫХ КОРАБЛЕЙ ФЛОТОВ НА ТИХОМ И ИНДИЙСКОМ ОКЕАНАХ

 

 

Визит шлюпов «Надежда» и «Нева» под командованием капитан-лейтенантов И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского на остров Нуку-Хива (Маркизские острова) к королям Тапега Кеттонове и Бау-Тинг с 7 по 17 мая 1804 г .

7 мая 1804 г. шлюп «Надежда», следуя от мыса Горн в Петропавловск, совершил заход в залив Анны Марии (Тайо-Гое) о. Нуку-Хива. Цель захода - пополнение запасов продовольствия, картографические работы, определение статуса островов, этнографические исследования. С постановкой на якорь корабль окружили несколько сот островитян, вплавь добравшихся до «Надежды». Сразу начался торг: куски металлических обручей от бочек обменивались на кокосы, плоды хлебного дерева и бананы.

В 16 часов на шлюп на лодке нанес визит 45-летний король селения Тайо-Гое Тапега Кеттонове. Он был голый, не считая набедренный пояс чиабу, и татуирован. Крузенштерн пригласил Его Величество в каюту и подарил ему нож и 20 аршин красной материи, в которую Его Величество сразу же обернулся. Свиту короля составляли по большей части его родственники, которым также были вручены подарки. В качестве переводчика выступал англичанин Роберте, за семь лет до этого высаженный на остров взбунтовавшейся командой судна. Он был женат на родственнице короля. В беседе Крузенштерн обратил внимание короля на величину корабля и на множество пушек, уверяя его при этом, что не желает употреблять их против подданных Его Величества, если он даст им строжайшее приказание не делать против моряков никаких плохих поступков. На прощание Крузенштерн подарил королю попугая, который ему очень понравился (в качестве ответного дара король на следующий день прислал свинью). К вечеру мужчины уплыли на берег, а женщины продолжали плавать у корабля еще в течение пяти часов. Своими телодвижениями и стонами они выражали свои сексуальные желания. Так продолжалось и в последующие дни. Крузенштерн сделал заключение, что наряду с этим фактором здесь выразился и другой - женщин посылали на «заработки» их мужья и отцы, имея в виду те же самые обручи.

На другой день вновь прибыла королевская семья. С любопытством они рассматривали себя в каюте капитана в зеркало во весь рост, при этом заглядывая за стену с тыльной его стороны. В последующие дни король приплывал на шлюп и часами смотрел на себя в зеркало, приводя Крузенштерна «к немалой скуке».

9 мая И. Ф. Крузенштерн и посланник в Японию Н.П. Резанов с группой офицеров съезжали на берег в сопровождении охраны из шести нижних чинов с ружьями. Каждый из гребцов имел по два пистолета и саблю. Офицеры также были вооружены. Переводчиком служил француз Иосиф Кибрит, волей судьбы заброшенный сюда 10 лет назад. Туземцы, столпившиеся на берегу, встретили моряков вполне приветливо.

Гостей встречал 75-летний дядя короля. Он взял Крузенштерна за руку и повел в длинное строение, в котором сидела мать короля со своими родственниками. Вскоре появился Его Величество, приветствовавший гостей. Толпа островитян осталась за порогом (дом короля - табу). Каждую женщину Крузенштерн одарил пуговицами, ножами, ножницами и другими мелочами. В соседнем помещении король дал обед в честь Крузенштерна и сопровождавших его лиц - бананы, кокосовые орехи, вода. Через полчаса гости откланялись и пошли к своим шлюпкам. Их провожал отчим короля. Островитяне оказали большую услугу в систематическом снабжении судна пресной водой. Это требовало большого опыта, т. к. бочки с водой приходилось транспортировать через рифы и накат с океана.

10 мая в зал. Анны Марии пришел шлюп «Нева». Моряки обоих кораблей совершали прогулки по острову, наблюдая быт и правы нукагивпев. Обследуя на шлюпке побережье, лейтенант Е.Е. Левенштерн в трех милях к югу от зал. Анны Марии открыл удобную для стоянки судов бухту, названную Крузенштерном портом Чичагова в честь адмирала В.Я. Чичагова. Здесь было другое селение и другой король - Бау-Тинг. Прибытие русских в эту бухту сопровождалось всеобщей радостью, особенно среди женщин. Эту радость Крузенштерн выразил так: «Женщины употребляли всевозможное старание познакомиться короче со своими новыми посетителями. Телодвижения их были весьма убедительны и так выразительны, что всякий удобно мог понимать настоящее их значение». Надежды Крузенштерна и Лисянского выменять на острове свежего мяса не оправдались. За все время стоянки удалось приобрести лишь семь голов свиней.

Первое благоприятное впечатление, которое произвели на Крузенштерна островитяне, было убедительно рассеяно Робертсом и Кибритом, раскрывшими перед просвещенным мореплавателем суровую действительность. Вот что он пишет о нравах жителей Маркизских островов в своей книге: «В обращении своем с нами оказывали они всегда добросердечие. При мене были столь честны, что отдавали нам каждый раз кокосовые орехи прежде получения за оные по условию кусков железа. К рубке дров и налитию бочек водою предлагали всегда свои услуги. Общее всем островитянам сего океана воровство примечали мы редко. Они казались всегда довольными и веселыми. Открытые черты лица их изображали добродушие. В продолжении десятидневного нашего здесь пребы­вания не имели мы ни единожды нужды выпалить по ним из ружья, заряженного пулей или дробью … Все сие налагало на меня долг почитать сих диких простосердечными и добродушными людьми». Однако Роберте и Кибрит, обращавшиеся с иукагивцами многие годы, утверждали, что нукагивцы имеют жестокие обычаи … Европейы сии рассказывали нам со всеми подробностями, с каким остервенением нападают они во время войны на свою добычу, с какою поспешностию отделяют от трупа голову, с какою жадностию высасывают кровь из черепа и совершают наконец мерзкий свой пир. Во время голода убивает муж жену свою, отец детей, взрослый сын престарелых родителей, пекут и жарят их мясо и пожирают с чувствованием великого удовольствия … Нукагивцы ежедневно предлагали нам в мену человечьи головы, также оружие, украшенное человеческими волосами и домашнюю посуду, убранную людскими костьми, сверх сего движениями и знаками часто изъявляли нам, что человеческое мясо почитают они вкуснейшим яством. Все сии обстоятельства совокупно уверили нас в такой истине, в которой желали бы мы лучше сомневаться, а именно, что нукагивцы суть такие же людоеды, как новозеландцы и жители островов Сандвичевых».

18 мая 1804 г. корабли вышли из гостеприимного залива Тано-Гое на Сандвичевы (Гавайские) острова. Из-за штормовой погоды не представилась возможность высадить на берег Кибрита, о чем он, впрочем, не сожалел, тем более что Роберте был для него крайне неприятен. На «Надежде» он дошел до Петропавловска, где был списан на берег.

     
 
 

 

 

 

О нас | Карта сайта | © 2005 - 2010 GodCom